Ero-Rasskaz.ru — лучшие эротические рассказы и истории, огромная библиотека эротических рассказов всех категорий. Пришлите нам Ваш эротический рассказ!
ЭРОТИЧЕСКИЕ РАССКАЗЫ:

Название:

Подростки


Автор: Алексей
Категория: Эксклюзив, Романтика, Потеря девственности, Первый опыт 18+
Добавлено: 22-02-2012
Оценка читателей: 5.56

     Сбылась мечта идиота! Мы купили автомобиль. У отца права уже были, а меня он стал обучать сам. Уже вторую неделю нет в моей жизни другой радости, кроме как вертеть на пустыре баранку. От этого я и в тетрадь стал писать реже. С другой стороны, если вдуматься, что делать с тетрадью? Отдавать Наташке, как договаривались? Да нет, какие могут быть коллективные читки? Это исключено. Я такого понаписал. Пожалуй, тетрадь я ей отдам, но при условии, что читать никто ничего не будет. Разве что она сама. Ведь здесь в основном все о нас с нею. И пусть она сама решает, что с делать с этими записями.
     На личном фронте пока без перемен. Хотя я все чаще задаю себе вопрос, чего это я зациклился на Кате. Вон, сколько красивых девушек. В параллельном одни красавицы, в десятом есть достойные кадры. Наверное, вообще, лучше больше не якшаться с одноклассницами. Проблем меньше. Теперь я буду ездить на машине, а потому мои потенциальные возможности по части зафаловывания девочек будут неизмеримо выше. Пока я езжу без прав, украдкой, но для того, чтоб мотнуть в дюны, на берег моря, права не нужны. Машина не бог весть какая - четыреста седьмой "Москвич", но это все же автомобиль, а не мотоцикл или велосипед.
     Странное дело, Наташка-то моя ходит с Игорем. Вот уж не ожидал. Тоже мне, кореш называется. Хотя, конечно, она ведь теперь свободна. Темп сближения, я смотрю, они взяли бодрый. Игорь тут как-то подошел ко мне и сначала долго мялся, а потом спрашивает, не продам ли я ему пачку презервативов. Продам, отчего не удружить товарищу. Завтра принесу, пообещал я, хотя мог бы отдать сразу, они были у меня в сумке. Дома я вынул пачку, положил на стол и долго смотрел на нее. Меня мучил великий искус. Я достал швейную иголку, меня так и подмывало сделать маленький прокол в центре пакетика. А потом разгладить след ногтем. То-то будет, если Наташа затяжелеет от Игорька! Я долго смотрел на пакетик и вертел в руке иголку.
     Вообще я для себя выработал принцип действий на случай, если я в чем-то сомневаюсь. Способ прост. Делюсь бесплатно. Представим, меня одолевают сомнения, я не знаю, какое решение принять. Тогда я напрягаю волю и внушаю себе, что я решение уже принял и, как, например, в данном случае, презерватив проколол. Теперь я анализирую свои ощущения, но с учетом того, что дело уже якобы сделано. И я чувствую горечь, стыд. Зачем я это сделал?
     Вот и прекрасно.
     Теперь я знаю, что хотел поступить неправильно. И принимаю альтернативное решение. И его я, на всякий случай, прогоняю по своей схеме. Способ очень хорош, рекомендую. Главное, суметь внушить себе, что какой-то из вариантов уже реализован. Это сложнее всего. Но после некоторой тренировки все будет получаться. Дарю идею.
     Только в этот раз я почему-то поступил против своей идеи. Я взял и проколол всю пачку. Да так, что кончик иголки выскочил с другой стороны. А потом, как и планировал, загладил прокол ногтем. Нет, на взгляд ничего не определишь. Но оба изделия были проколоты в самом важном месте. Это точно. Но Игорь об этом не узнает.
     Не будет же он их надувать перед использованием!
     А вот Наташа может узнать. На приеме у гинеколога!
     Я отдал Игорю пакетик, он стал совать мне гривенник, я оттолкнул его руку.
     - Бери, бери, просто так, зачем мне твои деньги. Удачи тебе.
     Меня распирало от собственного великодушия.
     А еще было какое-то холодное чувство мести к Наташке.
     А что? Вдруг им повезет? И она не залетит. Проверка судьбы.
     И еще интересно. Что случится прежде - они используют мой подарок или она прочтет мои записи? Представляю ее физиономию, если будет сначала презерватив, потом тетрадь. Ну, а если наоборот, тогда все сведем к шутке и, значит, провидение на их стороне.
     Не покупайте презервативы у случайных лиц! Аксиома.
     В школе затеяли ставить к Новому году пьесу. Во время генеральной репетиции я, оттарабанив свою роль, зашел за кулисы. Всюду сновала возбужденная детвора, я вышел в дальний угол сцены. У портьеры стояла немка и смотрела в щелочку. Рядом никого не было. Я неслышно подошел сзади. Близко-близко.
     - Гутен так, - прошептал я.
     - Здравствуй, Осипов, - ответила она, искоса взглянув на меня.
     Я придвинулся еще ближе, сделав вид, что хочу тоже посмотреть на сцену. И я прижался к ней. Она не отодвинулась. Я чувствовал запах ее духов, я был выше ростом и носом почти касался ее волос. Я понимал, один неверный жест и вся идиллия разрушится. Правая рука Ларисы лежала на деревянном перильце.
     - Какой у Вас красивый браслет, - прошептал я и совершил немыслимое.
     Я протянул руку и тронул ее браслет, и словно электричество пробежало между нами. Я слегка погладил ее руку, от браслета вверх, к локтю. Она повернула ко мне голову и сказала:
     - Брат прислал, он в Германии служит, - и улыбнулась.
     - Вы сегодня такая красивая, - ладонью я все еще придерживал ее локоть.
     - Спасибо за комплимент, Осипов.
     - Это не комплимент.
     - А что?
     - Вот что, - и я коснулся губами ее щеки.
     С большой натяжкой это можно было назвать поцелуем.
     - Это что, с Новым годом, что ли? - она удивленно подняла брови.
     - Да, с Новым годом, с Новым годом, - я ухватился за эту спасительную ложь.
     - Тогда прощаю, - она погрозила мне пальчиком.
     Мои пальцы по-прежнему лежали на ее руке. Я смотрел на холмики ее груди и мне мучительно хотелось положить на них свою ладонь. Осторожно так. Но я понимал, что это будет равносильно варварскому разрушению песочного замка. Сладкая боль знакомо ломила кончики пальцев. Любовь была где-то рядом. Только на этот раз она обещала быть особенно запретной, а потому невероятно греховной и сладостной.
     - Душно здесь, - сказала Лариса.
     - А не хотите ли на природу? - как я осмелился такое сказать?
     - Конечно, хочу.
     - Я завтра еду в дюны. Приглашаю Вас. Отметим начало зимних каникул.
     - А с кем едешь и на чем?
     - Отец купил "Москвич", так вот, на нем, - я будто не заметил это ее "с кем".
     - Ты умеешь водить машину?
     - Учусь.
     - Тогда я буду бояться.
     - Мы поедем по берегу моря. Это совсем неопасно.
     - А кого ты еще берешь?
     Тут я начинаю быстро соображать. Если сказать, что я буду один, то она откажется, это точно. Скажу, что нас будет двое-трое, получится, что-то вроде культпохода учительницы и ее учеников. Тогда она придет.
     - Игорь будет, Толик, - я вру напропалую. Главное, чтоб она согласилась.      Вначале мне показалось, что я ослышался.
     - Я беременна, - тихо повторила Света.
     Теперь я подумал, что она шутит.
     - Мы были у врача, я беременна, - она опустила голову.
     А вот тут я почувствовал, что земля, медленно, но верно, уходит из-под ног. Что значит - "беременна"? Кто это - "мы"? Беременна от кого? От меня что ли? Это что же, я - потенциальный папаша? Или претендент на место в колонии для малолетних преступников? Но как она может быть беременна от меня? Я же даже не... Я только сверху. Чуть-чуть. Один раз. Двадцать секунд. Не больше. Не могло в нее ничего попасть. Я же дал ей полотенце. Причем здесь полотенце? Или она беременна от кого-то другого? Изменница! Нет, не может быть, она не могла ни с кем другим. Значит - я? Я - отец ребенка? Не может быть. Мысли метались быстро, а вот дар речи возвращался медленно.
     - Не может быть, - первые слова, которые я произнес в своем новом качестве.
     - Мы были у врача, - горько вздохнула она.
     - Кто это "мы"? - еще одна фраза, которую я сумел родить.
     - Мы с мамой.
     Земля вторично стала уходить из-под меня.
     - И что сказал врач? - слова рождались все еще с трудом.
     - Он сказал, "девочка беременна, но она девственница".
     - Врач был мужчина?
     - Да. Еще он, едва улыбнувшись, добавил, что это "синдром Девы Марии".
     - Синдром чего?
     - Девы Марии.
     - Что это означает?
     - Я не знаю, - она тихо заплакала.
     - Надо выяснить, что это за синдром. Может, это и не беременность вовсе.
     Я хватался за соломинку.
     - Дима, ты, может, не понял? Я беременна и синдром тут не причем.
     - Света, как это могло случиться?
     - Не знаю. Врач еще говорил с мамой наедине. Завтра она придет к вам.
     - Кто куда придет?
     - Моя мама придет к твоей. Ведь это наша общая проблема.
     Теперь я держался на ногах только потому, что ухватился руками за столик, на котором сидела Света. Ее мама придет к нам? Кошмар! И что это будет? Они сразу начнут кидаться тарелками или дружно будут душить меня, похотливого совратителя? Что делать? Кто виноват? Классики, отвечайте, вы все знаете. Николай Васильевич! Длинноносый любимец мой! У тебя не было таких проблем с женщинами? Не было, как не было и самих женщин. О, счастливчик! А у меня еще женщины нет, а проблемы уже есть. О, горе мне!
     - О чем же они будут говорить? - я не узнавал своего голоса.
     - Я не знаю. Видимо, мне придется делать операцию.
     - Какую операцию? - тревожно спросил я.
     - Аборт называется, - всхлипнула Света.
     Какой я дурень! Совсем вылетело из башки, что есть такая операция. Так это же чудесно! Делаем аборт! Раз-два и готово. И никаких проблем. Я слышал, что сейчас это делается быстро. И совсем неопасно.
     - Мама сказала, что это довольно опасно, - Света словно читала мои мысли.
     - А мне говорили, что нет.
     - Мне ведь только через неделю будет шестнадцать. Не всякий врач согласится.
     - Хороши будут именины, - прошептал я пересохшими от волнения губами.
     - Дима! - она назвала мое имя и замолчала.
     - Что, Света?
     - Хочу попросить тебя. Ты не покидай меня в эти мои ужасные дни.
     Она снова заплакала. Я обнял ее.
     - Что ты, что ты. Конечно, я буду с тобой. Не плачь, пожалуйста.
     Ее небольшое тело сотрясалось от рыданий. И мне вдруг стало ее невыносимо жаль. От этого чувства что-то острое стало поперек горла. Откуда-то издалека, из какого-то тайника души во мне зародилось и наполнило мое сердце ощущение ответственности за эту маленькую, напуганную девочку, в теле которой, я вдруг, наконец, начал понимать это, в теле которой зародилась жизнь. От меня.
     От меня.
     Я дышал глубоко и часто. Она почти затихла, только ее печально опущенные плечи все еще сотрясались от закончившихся рыданий. Нет, я ее не оставлю. Пусть меня сажают в колонию, пусть выгоняют из школы, но теперь мы будем вместе. Родители устроят хай, ну и пусть. Я не отступлю от своего. От чего своего? Ведь ее состояние требует какого-то разрешения. Варианта только два: либо аборт, либо ребенок. Ребенок? Какой еще ребенок? Это такой, маленький, розовый? И куда мы с ним? Нет, ребенок в моей голове не укладывался, несмотря на все благородные чувства, которые стали меня распирать.
     На следующий день я не мог найти себе места. Вечер, а вместе с ним время, назначенное Светой приближались неумолимо. И я решил упредить удар и как-то подготовить маму. Я зашел в ее комнату. Она сидела в кресле и что-то штопала, мурлыча себе под нос незамысловатую мелодию. Я уселся рядом. Взял с полки книжку и стал листать ее. Строчки наползали одна на другую. Господи, а ведь у нее прекрасное настроение, а я сейчас его испорчу. Кошмар какой-то.
     - Ты все уроки сделал? - спросила мама.
     - Да, все. - я не знал, как начать.
     Прямо так и сказать? Или обратить все в шутку. Ха, ты знаешь, ма, а Светка-то забеременела! От кого? Да от меня, представляешь? Нет, так не пойдет.
     И я решил начать издалека. Я действовал, словно лазутчик, словно охотник, подбирающийся все ближе и ближе к своей жертве. Правда, в конце охоты жертвой должен был пасть я сам.
     - Ма, а как вы познакомились с папкой? - какой невинный вопрос задает ребенок!
     - С папой? - ее глаза расширились, она подняла брови.
     - Ну да, с папой.
     - Ой, я училась еще в десятом классе, а он служил у нас на погранзаставе.
     Она мечтательно заулыбалась.
     Так у вас, наверное, было, как у меня со Светой, чуть не заорал я. Только вы были на год старше. Теперь я переполз поближе к жертве и нанес еще удар.
     - И вы сразу поженились?
     - Нет, я закончила школу. И через полгода. Да, через полгода.
     Ого! Похоже, вы спешили. Она не заметила, что я со своим разящим копьем стою совсем рядом.
     - Ма, а тебе нравится Света? - дальше наш диалог развивался стремительно.
     - Да, хорошая девочка. Аккуратная, добрая, скромная.
     - Я, мама, хочу на ней жениться, - как я это произнес, не знаю.
     - Вот и хорошо. Закончите школу, получите специальность, может, послужишь
     в армии и поженитесь.
     Мамочка, ангел мой, вытерпи мой решающий удар, а дальше мы поменяемся местами.
     - Мне придется это сделать раньше.
     - Зачем раньше? Нужно проверить чувства...
     - Она беременна.
     Мне показалось, что страшная гроза с молниями и громом пронеслась над моей головой. Но затем в комнате наступила гробовая тишина. Мать уронила на колени свое шитье и молча смотрела на меня. Пауза все длилась и длилась.
     - Не может быть! - наконец произнесла она. Ха! И я в начале сказал также.
     - Она беременна, и сейчас ее мама придет к нам. - колючий ежик драл мне горло.
     Мать приложила руку к груди, туда, где сердце.
     - Сейчас она придет?
     - Да, нужно же обсудить...
     - Что обсуждать? Дима, как это могло случиться? Как ты мог?
     Господи, если бы я смог, было бы, может, не так обидно. Но я разве я ей это скажу? Лишь бы ей сейчас не стало плохо с сердцем. Лишь бы она успокоилась.
     - Господи! А она-то сучка, сама сюда приходила, светила голым задом.
     - Не говори про нее так.
     - А как я должна говорить? Как?
     - Мама, она не виновата, это все я...
     - Ты? Ты что, ее изнасиловал?
     - Нет.
     - Так вот, знай на всю жизнь - сучка не схочет, кобель не вскочит.
     - Мама, не обзывай ее. Мы любим друг друга.
     Странно, но после этих слов мать затихла. Она опустила голову и стала нервно расправлять свое рукоделие.
     - Ты весь в отца. Такой же кобель, - прошептала она совсем тихо.
     А вот это было уже чудесно. Во всем виновата наследственность. Гроза уходила в сторону.
     - Это произошло у нас в доме? - спросила мать.
     - Да. Но ты знаешь, все не так, как ты думаешь.
     - В смысле?
     - Света осталась невинной. Врач сказал "синдром Девы Марии".
     - Так вы нам Исусика принесете, - мать горько улыбнулась.
     До меня, наконец, дошло, что это за синдром. Как я сразу не допер?
     - Они хотят делать операцию, - я счел это слово более приемлемым.
     - Аборт? - мать называла вещи своими именами.
     - Ну да. - выдавил я из себя. Разговор переходил из эмоций в деловую часть.
     Мать задумалась.
     - Бедная девочка, - пошептала она. - иди в свою комнату и сиди там.
     Последнее она сказала зло и сердито. Но я впервые в жизни выполнил этот ее приказ быстро и беспрекословно. Я даже был рад, что она прогнала меня. Я сел на кровать и почувствовал себя так, словно сдал какой-то ужасно тяжелый экзамен. Первый из нескольких.
     Буквально через пять минут в дверь позвонили. Я сидел, словно припаянный.
     Я знал, кто это пришел.
     Мне было страшно. Но, с другой стороны, я был как-то странно спокоен.
     Почему-то вспомнился Сергей. Да, да, тот самый, из больницы. Который
     сказал, что я "неопасен для девочек". Видел бы он меня сейчас!
     Ржал бы, наверное, до потери пульса.
     "Неопасен для девочек!" Еще как опасен! Залезть под кровать, что ли?
     Нет, не смешно.
     Я прислушался.
     Кажется, мать увела ее в другую комнату. Я ничего не слышал из их разговора. Время тянулось томительно. Я стал листать свою тетрадь. Какую бурную жизнь я прожил за эти полгода! Наверное, больше писать будет некогда. Отдам все Наташке, как договаривались, пусть сохранит, но никому не дает читать. А как другие прожили это время? Даже интересно. Про себя я знаю одно, Свету я не оставлю, я люблю ее, и мы будем вместе.
     Что решат сейчас наши матери?
     Не знаю. Я думаю, они все же мудрее нас. Нам со Светой остается только ждать их решения. Мы просто попали в беду. Они нас выручат, они должны нам помочь.
     Что мы без них?
     
     

Остальные рассказы Олега Болтогаева Вы можете найти здесь.




Оцените этот эротический рассказ:        
Опубликуйте свой эротический рассказ на нашем сайте!


Прокомментируйте этот рассказ:
Имя/псевдоним:
Комментарий:
Комментарии читателей рассказа:


Читайте в разделе Группа:
... Член у него был даже больше, чем у Андрея. - Перевернись-ка на спинку, детка. Сделаем тебе растяжку, а то мой мальчик, я вижу, для тебя большеват. Чуваки, дайте бутылку и вазелин.
     Он смазал бутылку из-под шампанского большим слоем вазелина.
     - Раздвинь-ка ножки, детка. Не бойся, всё будет хорошо. Раздвинь широко, так широко, чтобы папочка смог увидеть твою киску.
     Я раздвинула ноги, и он начал медленно вводить в меня бутылку. Минуты через три она вошла почти полностью, и тогда он вынул её.
 ... [ читать дальше ]
Читайте в разделе Романтика:
... Она тает и горит, деревенеет в судороге и растекается по постели мороженным... Приторно, сладко, больно, забыто, непонятно, желанно, омерзительно...
     Цинковый, цинковый, цинковый...
     Вдруг она понимает, что это - уже не пальчик... И весь он, каменный мальчишка, навис над ней беспощадно и ласково, и движется в такт песни, тенями расползающейся по стенам... И она отвечает ему, медленно, как во сне... да ведь это и есть сон...
     А явь, разлитая в две аккуратных стопки, ждет ее дома, где муж со старым приятелем пьют горькую, поминая добрым словом свою... [ читать дальше ]
 
Сайт Ero-Rasskaz.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов, все права на которые принадлежат исключительно их авторам. Содержание Сайта ни в коей мере не представляет собой какие-либо конкретные рекомендации или советы, которые могли бы склонить вас к принятию решения.