«Ролевые игры — 1 ½»

Мы с Женьком поспорили, сколько человек отзовётся на наше предложение в рассказе Ролевые игры. ( смотрите на этом сайте). Я прогнозировал много, он — ни одного. Ближе к истине оказался его прогноз. Всего три отзыва появилось у нас в почте. География такая – Саратов, Нижний Тагил, Владивосток.

Сдвиг часовых поясов все догадались учесть. Мы отослали рассказы парней друг другу, чтобы все были в курсе побед других.

Не у всех вышло всё так, как планировалось. Где-то помешал снег, где-то ещё что-то. Но в общем, все сошлись на мысли, что заочное одновременное общение, осознание того, что в данное время ты не один, заводит по-особенному. Кроме того отметили, что все рассказы в сети — об уже прошедших событиях, стали уже историей. Только мы пишем о будущем, что ещё предстоит, творим историю вместе. И главное, любой желающий может поучаствовать в осуществлении задуманного. И слать свои замечания и предложения на наш ящик sbm1010@rambler.ru.

Кстати, кто хотел бы присоединиться, но по какой то причине не успел или не решился, назначаем ещё один день осуществления Этюда №1. Давайте это будет 14 мая. в 13-00. Снега уже нет, но всё остальное в силе. Те, кто присоединится к нам, шлите отчёт.

У нас же получилось следующее:

Этюд 2. Весна-2 (реальность).

Встретились мы с Женькой в автобусе. Вернее, я вошёл, а он уже там сидел на заднем сидении и окликнул меня. До конечной доехали мы одни, автобус опустел гораздо раньше. Выйдя, направились к лесу. Снег ещё лежал по обочинам дороги, но на опушке леса его не было, и местная пацанва гоняла мяч. Мы не стали приближаться к ватаге бегающих пареньков, а наоборот постарались зайти в лес так, чтобы они не видели. Нам это удалось, так как крайняя улица завернула за угол сосен.

Вот и искомая нами тропинка. Уже через 10 метров она полностью закрылась снегом, и мы зашагали, проваливаясь в него по колено. Самое неприятное было в том, что под снегом стояла вода. Ноги сразу замёрзли, и только интенсивная ходьба не давала им отвалиться совсем.

В воздухе стояла морось, и мы уже перекидывались между собой фразами типа, куда нас несёт. Тропа свернула в сторону, обогнула куст и вывела нас на поляну. Снег лежал и тут, но дальше, на дальнем конце поляны, чернела открытая земля. Мы поспешили к ней, как к желанной суше после кораблекрушения. Сквозь лес просвечивала другая поляна, и мы двинулись туда через деревья. Здесь снег был ещё глубже, но без воды.

То, что надо! Небольшая проталина среди редких деревьев. Здесь мы в укромном месте. Женька натянул верёвку между деревьев, и мы накинули на неё полиэтилен, предусмотрительно взятый с собой. Это был кусок 10 х 3 метра. Так что нам хватило сделать из него палатку, полностью изолирующую нас от внешней среды.

И вовремя! По нашему убежищу тихонько забарабанил дождь.

Спальный мешок моего друга мы расстелили на подогнутый полиэтилен, а сами укрылись моим одеялом, прижавшись друг к другу и согреваясь. Насквозь мокрые носки раздражали, и согревшись, мы сняли их и бросили в дальний край палатки. Голые ноги нашли друг друга и переплелись.

— Давай по пивку, — предложил Женька, и, услышав моё одобрение, достал две баночки из своего рюкзака.

С пива стало совсем тепло. Дождь продолжал барабанить, а полиэтилен запотел изнутри, прочно отгородив нас стеной тумана от остального мира.

Захотелось отлить, пришлось, скрепя зубы, вылезать наружу. Хмурый день навалился со всех сторон. Отойдя чуть в сторону и сделав своё дело, я поспешил обратно. Женёк впустил меня, вновь озябшего, под одеяло, и я не сразу понял, что парень освободился от штанов и кофты и остался только в боксёрах и майке. Его тепло быстро вновь согрело меня.

— Теперь я на двор, — сказал он и выскользнул в проём палатки.

Пока его не было, я тоже скинул брюки, спортивную кофту, а потом, чуть помедлив, и рубашку. Мой богатырь сладостно заныл в обтягивающих его трусах.

Женька вернулся, весь дрожа. Его худые ручёнки казались посиневшими, а бёдра содрогались от мелкой дрожи. Капельки воды ручейками текли по мокрому лицу пацана.

— Скорее ко мне, — позвал я друга, плотно закрывающего вход.

Его холодное тело прижалось ко мне, передавая свою дрожь. Зубы паренька отбивали чечётку. Я обвил его руками, как мог, отдавая тепло, которое ещё недавно получил от него.

По мере того, как парень согревался, я всё сильнее распалял своё желание. Руки блуждали по знакомым местам, а член сквозь ткань прижимался то к телу Женьки, то к его писюну. Терпение заканчивалось. То же происходило и с моим другом.

Наконец, мы оба не выдержали и впились в губы друг друга. Язык Женьки легко орудовал внутри моего рта и не казался мне инородным. Так, как будто, и должно было быть всегда.

Мы всё больше распалялись, забыв о холоде. Да было уже и не холодно. Целуя друг друга, мы постепенно оказались в позе 69, упиваясь от ощущения единства. Мы стали одним похотливым существом. И это устраивало обоих.

— Я хочу тебя, — тихо прошептал Женёк, оторвавшись от меня. Я был не против.

Его натиск оказался хоть и жёстким, но таким желанным! Я держал свои ноги под коленками и наблюдал за усилиями парня. Как он смешно корчил рожу, изнывая от похоти! Вот парень заметил, что я наблюдаю за его усердием, и дотянувшись, поцеловал меня в губы. Я с жадностью принял этот поцелуй, обнял его за голову и не отпускал, запустив свой язык глубоко в рот мальчишки. Наши языки встретились и лизали друг друга.

Чуть погодя Женька освободился, отпустил меня и легко перевернул на живот. Я следовал за мягкими движениями его рук, потакая его желаниям. Пацан навалился сзади, снова провалившись в горячую пустоту. Теперь он поработал недолго, брякнувшись рядом на спину и тяжело дыша.

— Не хочу кончать, — передохну.

Увидев его слипшиеся от пота волосы на лбу и раскрасневшиеся влажные губы, я не смог дать ему время на отдых. Мой член уже через несколько мгновений мягко оттягивал правую щёку смуглого лица. Он не сопротивлялся, постепенно увлекаясь происходящим.

И вот Женёк прижимает колени к груди, пропуская меня внутрь. Я не могу сказать, что мне больше нравится, когда я внутри него, или он внутри меня. И то и другое хорошо по-своему. Это совсем разные ощущения, и как хорошо, что есть такое разнообразие!

Теперь парень уже на боку, вытянул нижнюю ногу и высоко задрал верхнюю. Я же крехтю над ним, проникая на всю возможную глубину. Хочется ещё глубже, и не понятно кто из нас этого желает больше.

Кажись, он созрел. Из уст парня вырываются всхлипы и стоны. Нет, ему не больно. Это удовольствие. Оно ещё больше передаётся мне, и не хватает сил остановиться. Бешеный ритм приводит к ожидаемому. В голове что-то лопается, головка взрывается, из глотки вырывается нечленораздельное и через пару минут из парня струится коричневатая жидкость.

То, что она пачкает одеяла, нам сейчас по барабану. Разберёмся потом.

Я знаю, что у Женьки ещё всё впереди и рад за парня. Он же не торопится сравняться со мной, это его стиль – оттягивать удовольствие как можно дольше. Но и это дольше не бесконечно.

Его перец, напитавшись моей слюной, резво проникает в анус, и его танец недолог но интенсивен. Женьке удаётся достать перец за минуту до излияния, и он неистово дрочит, оголяя головку до предела, чуть не разрывая уздечку. Я же глажу его потное горячее тело, восхищаясь этим зрелищем. Вот где нет фальши. Все эмоции обнажены, все инстинкты наружу, вся сущность животного налицо. Это так красиво! Кто не видел пацанов в такой момент – тот многого не понимает в жизни мужской части человечества. Наверное, все мужики прошли через такой экстаз. Поэтому то у них есть общая тайна, непонятная большинству женщин.

Испачканные спермой, укутавшись одеялом, мы лежим в нашем мире, понимая, что всё вот-вот кончится. Хочется оттянуть пробуждение, оставаться в объятиях друга бесконечно долго.

Дождь, оказывается, прекратился, и лучи солнца упали на крышу нашего пристанища. Пора собираться.

— У меня есть запасные носки, — протягивает мне их Женька.

— Давай оденем их на опушке, — предлагаю я, и друг кивает в ответ. Во всём мы понимаем друг друга с полуслова.

Обратный путь по нашим следам чуть менее холодный, но всё же тёплые носки перед выходом к домам несколько улучшают наше настроение.

Оставляем оба рюкзака у Женькиной бабушки, запихивая их куда-то глубоко в сенях. Он потом разберёт всё в спокойной обстановке.

У него классная бабка, ни о чём не спрашивает, угощает чаем с печеньями и всё гладит и гладит своего внука по голове, как и я часто это делаю. Мы же болтаем ни о чём, и ведём двусмысленные разговоры.

Как-то там наши пока незнакомые друзья по переписке? Есть ли они? Много ли их?

Время покажет.

Комментарии закрыты.