«Кошмар для каждой девственнецы»

Привет всем. Меня зовут Настя (имя изменено) . Эта история со мной случилась 23июня 2008года. Родителей как всегда, неожиданно отправили в командеровку, и я осталась дома одна. Что бы не тратить летние каникулы, я пошла на улицу. Не знаю почему, но идя около дороги, я играла на мобилке в игру, и не заметила, как около меня остановился большой чёрный джиб, и из него вышел высокий мужчина кавказской национальности. Подойдя ко мне, он спросил.

— Извените, девушка, вы не подскажите, который час?

Я остановилась, и посмотрела время.

— 11:52.

Не успела я поднять на незнакомца глаза, как что-то острое, вонзилось мне в шею, и я моментально упала. Что было дальше, я не помню. Проснулась я на большой кровати, от того, что кто-то пустил мне в лицо струю горячого сигаретного дыма. Я закашлялась, и услышала мужской смех. Открыв глаза, я увидела мужчину, который спрашивал мне о времени, и ещё одно. Его я не знала.

В ужасе, я подскочила и осмотрелась. Комната была большой, в ней сильно пахло сигаретами. Сразу было видно, что живут сдесь далеко не бедные люди. Не знаю от чего, но у меня закружилась голова, и появилась слабость. Мужчина, которого я не знала, сел рядом со мной на кровати, и приобнял. Я спрыгнула с сровати, с другой стороны, и подошла к окну.

В этом месте я никогда не была. Так как учёба давалась мне тяжело, и вместо прогулок по городу, я сутки на пролёт зубрила уроки. В этот момент я поняла горькую правду, ШКОЛА ДАЁТ НЕНУЖНЫЕ ЗНАНИЯ, И СОВЕРШЕННО НЕ УЧИТ ЖИЗНИ!!!

Горячая рука мужчины, которого я видела на улице, притронулась к моей ноге, и схватилась за попку. Я испугалась, и развернулась. Он крепко прижал меня одной рукой к себе, а другой взял моё лицо, что бы поцеловать. Когда он как-то подозрительно улыбнулся, я собрала всю волю в кулак, и укусила его руку так сильно, как только могла. За что и получила сокрушительный удар по лицу. Оказавшись на полу, я почувствовала голос второго кавказсца.

— Не кусайся, а то в следующий раз будет хуже.

Взяв меня за шею, он подням меня на ноги, и увидев, что я шатаюсь (я ещё не отошла от той штуки, которую мне вкололи), цпециально больно заломал мне руки за спиной, и уложил на обе лопатки, на кровать. Я начала вырываться. Но чем больше я вырывалась, тем сильнее он меня сжимал. Казалось он сейчас мне сломает кости. Когда боль стала невыносимой, я перестала вырываться, и он ослабил хватку.

— Слыш! Я она хорошё соображает.

— Откуда знаешь!?

— Успокоилась быстро.

— Отпусти её.

Как только мои руки были свободны, я отползла к подушкам, и поджала под себя ноги. Тот которого я укусила, подсел ко мне поближе, и приобнял. Я попыталась отвернуться, и самое удивительное, мне это удалось. Я сидела к нему спиной. он держал меня за талию, прижимая мою спину к себе.

— Ну, что!? Будем знакомиться? Как тебя зовут?

Я попыталась вообще уйти от него, но этого, он не позволил. В тот же момент я почувствовала, как его рука стала держать меня за горло, прижимая к себе так, что я могла видеть его лицо, а другая полезла к груди.

Он нежно прошолся по ней сверху вниз, а потом начал вытаскивать её из лифчка, а сжимать. Я начала умолять его.

— Пожалуйста, не надо. Я вас очень прошу, отпустите меня.

Не смотря на всё это, я не плакала. (я была так напугана, что даже плакать не могла). Он ослабил хватку, и я слезла с кровати. Дверь из комнаты на коридор, была открыта, но до неё я даже не старалась добраться. Ко мне подошёл другой мужчина.

— Как тебя зовут?

— Настя.

— Салим! А это Ахмед. Мы быстро подружимся!

Я забилась в самый угол, между тумбочкой и стеной. Но Салим меня кинул на кровать, и навалившись на меня всем весом поцеловал. Сопротивляться я не могла. Кавказец был таким тяжёлым, что я едва могла дышать.

— Не пугай девочку. Лучше подержи её!

Салим снова зломал мне руки. Ахмед погладил меня по ноге, и начал задирать майку. Я начала вырываться.

— Неужели я делаю тебе так больно, что ты так брыкаешься?

Рука Ахмеда спустилась к юбке в которой я была, и расстегнула пуговицу.

— Отпустите меня!!! Отпустите!!!

— Хорошё! хорошё! Раздевайся сама! Только не надо так кричать.

— Пожалуйста, отпустите меня. Я никому ничего не скажу! Никому! Только отпустите!

— Целка!?

Спросил он меня, будто бы не слышал моей просьбы. Тогда я и заплакала. Он снова спросил, но уже более грубо.

— Ты целка, или нет!?

Ахмед положил мне руку на живот. Я начала опять вырваться. Тогда, кавказец, своей грубой рукой взял меня за лицо, и спросил, едва не срываясь от злости.

— Послушай меня внимательно. Я спрашиваю последний раз! Если ты целка, лучше скажи. А то я тебя так трахну, что ты этого никогда не забушь! Целка!?

— Да.

Сказала я тихо, в надежде, что меня отпустят. Но не тут-то было.

— Салим, закрой ей рот.

Салим закрыл мне одной рукой рот, а второй продолжал держать руки. Я надеялась, что так я вырвусь, но он был слишком сильный. В это время, Ахмед стянул с меня джинсовую юбку, и я осталась в одних трусиках. Мне было очень стыдно. Сняв с меня и их, он вставил во внутырь меня два пальца. По моему телу пробежали мурашки.

Не знаю почему, но через несколько минут, я почувствовала удовольствия, и начала глубже дышать. Они это заметили. Салим перестал закрывать мне рот, и Ахмед услышал, как я дышу. В следующую секунду, человека, которого я казалось, возненавидела, который меня держал, начал меня целовать в губы, и ласкать. У меня закружилась голова. Кажется, я перестала их бояться.

Даже когда Ахмед подложил мне под попу подушку, раздвинул ноги, и снял врюки, я не стала сопротивляться.

Учёба в школе, и безконечные:»Настя повторяй маткериал! А то вернёшься в школу, и ничего не будешь знать…», так меня измучали, и не до такой степени «убивали» меня, что мне хотелось попробовать что-то новое. Пусть даже и таким способом.

Краем глаза я увидела член Ахмеда, и то, как он надевает презерватив. Я ещё никогда не видела половые органы мужчины. Его вид, меня напугал и смутил. Он понял, что я как всегда начну выдёргиваться, поэтому когда я свела ноги вместе, сказал.

— Если ты будешь закатывать истерики, и дёргаться, будет очень больно.

И мне было больно. Но не так сильно, как мне рассказывали подруги. Когда плева была порвана, Ахмед остановился, и вытащил член из меня. На подушку подекла кровь. Потом, он её убрал, и медленно начал вводить член. Мне опять было больно. Казалось, у меня внутри всё рвётся. Я начала сжимать мышцы, и мне стало ещё больнее.

— Не спеши, Ахмед! Ей больно!

Сказал Салим. Только тогда я заметила, что на мне не было ни майки, и лифчика. Я прикрыла грудь руками. И опыть резкая боль, но едва заметная. Первые минут 15, мне было больно, я очень чётко ощула большой и горячий член, и то, как он вдигается то вовнутрь, то немного входит. Но потом, я окончательно расслабилась, и начала получать двойное удовольствие. Салим целовал меня, трогал грудь, и сосал соски, а Ахмед трахал меня, очень аккуратно, но трахал.

Потом они поменялись, Салим тоже надел презерватив, но поставил меня на колени, к себе спиной. Но в голову к Ахмеду пришла одна идея, и я легка на живот. Потом он дал мне свой член, что бы я сосала. Но я совершенно этого не умела делать. Даже не имела представления, как это! Но быстро научилась. Потом мне это понравилось, и сосала. Ахмед Взял меня за горло, и погладил, потом взял за шею, и предвинул.

Мне в рот ударила сильная и горячая струя спермы.

— Глотай.

Сказал он мне, и я послушно сделала это. И как неприятно в этом признаваться, мне понравилось.

Затем я отсосала у Салима, но уже более уверенно. По тому как он стонал, не трудно было понять, что ему понравилось. Они ещё раз каждый трахнули меня по очереди каждый, но теперь я лежала на спине. Салим оказался очень сильным, и в под конец, когда он кончал, я едва не начала дёргаться. Мне было больно.

Я освершенно выдохлась, и легла на живот, зарывшись лицом в подушку, что бы они не увидели довольное выражение моего лица. Но это оказался не конец. Ахмед достал из тумбочки Вазелин, смазал им своей член и мой анус. По мне прошлись мурашки. Девочки говорили, что такой секс их парням понрвавился, а вот им нет. Говорили что это так же больно как первый секс, но боль не утихает.

Не упела я испугаться, как большой и толстый член начал входит в меня. Мне было больно, но стиснув подушку зубами, я терпела. Менее чем через 2-3минуты, мне стало так хорошё, что я сама расстегнула джинсы Салима, и начала у него сосать. Он снова был от меня в восторге.

Ахмед пошёл в ванную, что бы принять душ, а его место занял Салим. Сналало опять было больно, но как только член вошёл, боль ушла. одной рукой он держал меня за бедро, а другой за живот.

Я тупо получала кайф, и стонала так, что срыть тот факт, что я балдею, было невозможно. Салим пошёл в душ. Пока он там был, я сделал Ахмеду минет.

Не помню когда, но я отключилась. Проснулась вечером. В комнате никого не было. На подушке, которая была у меня за спиной, я увидела свою кровь, а на тумбочке 2500долларов.

Глубоко вздохнув, я потянулась, оделась, взяла деньги, и спустившись на первый этаж дома, увидела Салима и Ахмеда. Они играли в карты.

Салим вызвался подвести меня домой. Я не отказалсь. (Меня уже отымели по полной програме, чего мне теперь бояться!?) Но я ему сказала не тот адрес. А улицу, на которой жила моя подруга. От неё до меня так уж и далеко. Когда машина остановилась, он попросил что бы я ему ещё раз отсосала. Я не отказалась. Пусть даже бесплатно. Меня не пугал тот факт, что кто-то нас увидет. Уже был вечер, около 23:00, окна машины были сильно тонированы. Он кончил мне в рот, и я ушла. Для видемости я вошла в парадную, дождалась пока он уедет, и пошла домой.

После этой истории, я видела их ещё несколько раз, когда гуляла с мамой. Мы перекидывались взглядом. С тех пор я успела переспать не одним парнем. Но по сравнению с теми кавказцами, они пустое место. Теперь я сижу и мечаю, что бы я им попалась на глаза без моей мамы, и они предложили мне с ними переспать! Я бы не отказалась.

Можете считать меня дурой, но если бы они мне предложили спать с ними за деньги, я бы долго не думала!!!

Комментарии закрыты.