«российско-турецкий бисексуальный свинг»

Мы с женой всегда с повышенным интересом относились к активным (агрессивным) южным мужчинам с крупными членами. В прошлом году нам даже удалось провести короткий отпуск в Турции в обществе местных свингеров. Познакомились мы с Хекмалем и Гюльнарой на закрытых платных сайтах, на которых турецкие и арабские жеребцы предлагают сексуальное общение европейским дамочкам и парам. Кроме фото с мускулистым торсом и стоячим, как кол членом Хекмаля, привлекло заявление этой тридцатилетней турецкой пары, о том, что они имеют опыт обращения с русскими партнерами.

Поскольку мы вполне соответствовали их требованиям — возраст не старше 30 (нам после института было по 23), блондинистость, бисексуальность, готовность к легкому садомазо, знание английского — мы быстро договорились о приглашении и десять июньских дней прожили с ними на небольшой вилле с бассейном в пригороде Стамбула. Тридцатипятилетний Хекмаль был накаченным смуглым жеребцом с внушительным инструментом, его супруга Гюльнара — привлекательная брюнетка лет тридцати поразительно похожая на Сати Казанову.

С самого начала в наших отношениях установилась безраздельная гегемония турецкого самца и его могучего обрезанного болта. Его сил хватало и на обеих женщин и на меня. Мне было позволено касаться женщин только языком, например, я вылизывал

турецкую сперму из затраханной киски и ануса своей жены. За неделю Гюльнара своей гладковыбритой промежностью и круглой смуглой попкой совершенно отсидела мне лицо. Впрочем, был я готов целую вечность лежать на спине уткнувшись носом в розанчик турецкого ануса и вылизывать языком сладкую мусульманскую киску.

Единственное неудобство этой позы было в том, что я не видел много из того, что в это время Хекмаль вытворял с моей женой. К счастью только фэйсситтингом оральный секс для меня не ограничивался. Наравне со своей женой я отсасывал залупистого мусульманского богатыря, вылизывал сжатую как кулак перевозбужденную мошонку и стянутый в тугой узел анус. Лишь только, когда турецкий повелитель ставил меня раком для того чтобы трахнуть, мой рабочий, но утомленный рот получал долгожданный

отдых. А от раскрытой скользкой задницы, все выше по телу разливалось приятное ощущение растянутости и наполненности.

Для поддержания постоянного сексуального возбуждения для нас был установлен специальный дресс-код. На вилле, нам категорически было запрещено носить, какую бы то ни было одежду, в присутствии наших турецких хозяев. То же самое касалось пребывания на улице во дворике у бассейна. А поскольку, мы четверо практически не расставались, никуда не выходили и почти все время, проводя в постели, этот принудительный нудизм стал в Турции нашей ежедневной реальностью.

Излишне уточнять, что турки в свободное от секса время были всегда одеты, а Гюльнара у бассейна всегда надевала купальник. Во время появления гостей, мне разрешалось натянуть шорты, а жене следовало надеть костюмчик служанки и подать гостям чай. Кстати, нам рассказали, что среди состоятельных турок сегодня это модный тренд — блондинка секс-служанка, русская секретутка, русский мальчик гей -референт и т.п. Во время секса мы общались по-английски, но Хекмаль и Гюльнара постоянно приучали нас к турецкому.

Через какую-то неделю, я уже отлично понимал отдельные турецкие слова и целые фразы. Те, что мне следовало знать, например: «русский», «раздевайся», «становись раком», «на колени», «соси», «лижи», «глотай», «раб» и т.п. Буквально за пару дней до нашего отъезда мы все вместе посетили свинг-клуб. Это закрытое, элитное (потому что достаточно дорогое) заведение, в котором турецкие пары фактически могут обмениваться своими белыми партнерами. Внутри в зале в креслах за столиками уютно располагались местные посетители клуба. Между столиками в нижнем белье дефилировали несколько немецких, русских и даже греческих пар.

На некоторых были надеты ошейники, как свидетельство их полного сексуального порабощения. Распорядитель клуба лично встречал полуодетых гостей из Европы и подводил их к столику с их новыми хозяевами. Когда мы только входили в зал, Хекмаль предупредил меня, что среди членов клуба кроме турок есть азербайджанцы и даже грузины.

И правда, уже через несколько минут, мы были полуголые выставлены напоказ перед нашими бывшими соотечественниками — Ильхамом и Лейлой из Баку. Впрочем, турки считают азербайджанцев не нашими соотечественниками, а своими. Оба народа разговаривают на одном языке, оба государства очень тесно сотрудничают во всех областях и стремятся к объединению. Поэтому для турецких организаторов свинг-вечеринки азербайджанцы — это полноправные участники, а мы лишь светловолосые невольники, белотелые наложники. поскольку у нас былая целая неделя, для того чтобы отлично изучить правила этой игры, мы на турецком языке униженно приветствовали наших новых хозяев.

На них это произвело самое благоприятное впечатление, — мы показались им воспитанной парой, хорошо знавшей свое место. Несмотря на то, что наше белье и так ничего не скрывало, нас попросили попозировать, и Люда даже получила несколько одобрительных шлепков по своей попке. Звонкий звук на мгновение привлек к себе всеобщее внимание, однако, обнаружив в чем дело, все успокоились: плохая русская девчонка получила то, что явно заслужила.

Весь последующий вечер мы провели вчетвером с бакинской парой. Над нами доминировали Ильхам — сорокалетний кавказский самец и красивая (в духе Тины Канделаки) Лейла, бывшая лет на десять лет моложе своего мужа. Мы скоро получили возможность на себе убедиться в том, что кавказский член ничуть не уступает турецкому. Стоя рядышком на коленях, мы с Людмилкой по очереди жадно сосали и лизали это сексуальное супер-оружие. В сотый раз, проводя языком и губами по всей его немалой длине, по памяти отмечая вздувшиеся вены и бугорки, с трудом пропихивая его набухшую влажную головку себе в рот, жадно вдыхая ее пряный мужской запах, я про себя отмечал: чем больше вырастает у меня в руках и во рту обрезанный член-повелитель, тем больше мое желание принадлежать ему без остатка.

Уверен, что то же самое чувствуют все российские девчонки и мальчишки, покорившиеся большому кавказскому! члену. Полное подчинение ему естественно и у нас в крови. По крайней мере, у нас с Людмилой, ведь она впервые трахнулась с кавказцем в 15 лет, я тоже в 15 впервые встал на колени перед грузином и взял у него в рот, а ровно через год два азербайджанца во время секса втроем, уже вовсю использовали меня для глубоких анальных удовольствий. Так что, сли мы с женой и получили в этот вечер по несколько ударов плетью, то лишь как дань традиции и правилам игры. Кстати мы и сегодня поддерживаем связь с Ильхамом и Лейлой и этим летом планируем провести пару недель в обществе горячих азербайджанских мужчин и женщин.

Комментарии закрыты.