« русская герл»

Меня зовут Катя. Фамилию знать необязательно. Я хочу рассказать об одном случае, что навсегда изменил мое отношение к сексу.

Мне 25 лет, и я русская девушка, которую многие считают красивой. У меня хорошая фигура, длинные стройные ноги и довольно-таки шикарная попка, очень нравящаяся мужчинам. Тонкие черты моего лица некоторым кажутся излишне строгими, но длинные, до пояса, русые волосы смягчают впечатление.

Однажды я взялась за вполне стандартную работу: встретить и сопровождать двух иностранцев, приехавших в наш город по каким-то своим деловым вопросам с российскими партнерами. Звали их Свен и Джон, оба, несмотря на космополитические имена, из Нидерландов. Мне предстояло поводить их по городу, чтобы убить время, накормить в ресторане и убедиться, что в гостинице местные не создали гостям проблем типа занятого номера или проблем с оплатой. Все как всегда — переводчик напополам с прислугой.

Мы встретились в фойе гостиницы во второй половине дня. Я надела свое «рабочее» платье, достаточно облегающее фигуру, чтобы привлекать внимание, но достаточно скромное, чтобы не выглядеть неприличным. Я все-таки профессионал.

Свен был блондином типично скандинавской наружности с широко расставленными светлыми глазами и упрямой складкой вокруг рта. Джон был кудрявым брюнетом с добродушной улыбкой. Партнеры не слишком походили друг на друга, но мне обрадовались.

— Вау! — присвистнул Джон, поздоровавшись. — Не ожидал, что нам так повезет.

— В чем же? — вежливо поинтересовалась я.

— Мы только приехали и тут же встретили такую прекрасную русскую герл! — обаятельно улыбнулся он.

— Это верно, — мрачновато хмыкнул Свен. — Быстро.

— Скажите, а все русские герл так же милы как вы? — продолжал расточать комплименты Джон.

— Ну что вы… — подыгрывала ему я. Признаюсь честно, он сумел польстить. Я иногда бываю тщеславна до глупости. — Я такая одна.

— Охотно верю. Итак. Куда же поведет нас очаровательная сопровождающая?

И мы отправились по стандартному маршруту. Памятники, институт с длинной советской историей, лесопарк — а рядом с ним крайне удобный ресторанчик, куда я и повела своих визави отобедать.

Свен все молчал, а Джон заливался соловьем. Он оказался очень обаятельным и общительным типом. Рассказывал о Европе, расспрашивал меня о житье-бытье. День проходил отлично. Но вот иностранцы переглянулись как-то странно. Тогда я не поняла, что все было решено окончательно без слов, между ними.

— Кити, — обратился ко мне Джон по ласковому имени, которым окрестил в начале знакомства. — Как же это мы сидим без выпивки? В России!

— Мне нельзя пить, — предупредила я. — Но вы, если хотите…

— Так не пойдет, — покачал головой Свен. — Вы должны с нами выпить. Хоть немного.

— Поймите, ребята, — примирительно улыбнулась я. — Меня быстро разводит. А какой же перевод с пьяных глаз?

— Ничего-ничего, — Джон показал на часы. — Уже вечереет. Все равно скоро обратно в гостиницу. Не откажите, Кити.

— Ну, если только чуть-чуть…

Они заказали, конечно же, водки и мартини. Я по собственной глупости отлучилась в туалет, пока несли заказ. Видимо, тогда они мне что-то и подмешали, ибо, когда я вернулась, спиртное уже стояло на столе, и они тут же предложили первый тост. Я пригубила мартини, но они принялись весело уличать меня в мошенничестве, и пришлось пить до дна. Алкоголь отдавал чем-то железным. Я поморщилась, и Джон рассмеялся.

— Для русской вы плохо держите спирт, Кити!

В голове тут же поднялся густой туман. Я не любительница выпивать, и странное мартини резко ударило по органам чувств. Иностранцы почти суетливо предложили выпить еще, и я машинально взяла наполненную рюмку. Второй дозы почти не почувствовала, только горло обожгло.

Дорогу до их номера в гостинице я помню плохо. Вспоминается, что мои спутники сразу стали очень смешными, даже угрюмоватый Свен. Я шла от такси, и туфли на каблуках не давали удержать равновесие. Джон держал меня под руку и рассказывал что-то интересное.

Когда я немного пришла в себя. То поняла, что лежу на широкой двуспальной постели в гостиничном номере, где горит приглушенный свет. В висках странновато ломило, руки-ноги были все ватные, а над ухом звучали голоса. Свен и Джон переговаривались с неожиданной хрипотцой.

— Какая удача.

— Верно. Гладкая кобылка с первых минут.

— И такая легкая добыча.

— Ребята… — пьяно пробормотала я, пытаясь подняться с кровати.

— Лежать! — окрик Свена был таким неожиданным и злым, что я непроизвольно застыла на месте, глядя на мужчин.

Они стояли у кровати, оба расхристанные, потные и тяжело дышащие. Я лежала перед ними в своем дурацком платьице и туфлях, глядя снизу. Уже в тот миг до меня начало доходить, что сейчас случится. Но опьяненное сознание работало слишком медленно.

— Слушай сюда, русская шлюшка, — сказал Свен и взялся за ремень на своих брюках. — Сейчас ты сделаешь все, что мы скажем.

— Ч-что? — пробормотала я, едва ворочая языком.

— Не будь дурочкой, Кити, — хмыкнул Джон, расстегивая пуговицу на штанах. — Сейчас мы оттрахаем тебя как следует. Редко встретишь такую аппетитную сучку столь удачно.

— Я… я буду… я не… — ни язык, ни ноги не хотели выручать. Я что-то лепетала, глядя, как оба мужчины спускают штаны, и была не в силах подняться, убежать или хотя бы закричать.

— Все ты будешь, — пообещал Свен, наматывая свой кожаный ремень на руку. — Или тебя поучить, как надо?

— Не троньте… — страх вместе с осознанием неизбежности заставил меня приподняться. Теперь я видела неприкрытую похоть в глазах партнеров и понимала: они не отпустят меня. Пока не получат, что хотят.

— Давай, Свен, делай свое дело, — снова хмыкнул Джон и, шагнув в сторону, включил «спящий» ноутбук на столе. Тут же громко заиграла музыка. Они все предусмотрели.

— Помогите!… — начала было я. Но одним прыжком Свен оказался у кровати и схватил меня за руку. Силы ему было не занимать. Он резко дернул меня в сторону и бросил на край кровати. Я взвизгнула от боли и страха, но он просто толкнул меня на бок и перевернул. Положив тяжелую ладонь на затылок, он уткнул меня лицом в подушки.

— Смотри, какая жопа, — сказал Свен и задрал подол моего платья. — Она ей так и вертит. Буквально выпрашивает!

— О да… — Джон приблизился. Я почувствовала, как его руки берутся за трусики и тянут их вниз. Я лежала, скрученная и бессильная, с голой роскошной попкой, которую восхищенно разглядывал и гладил совершенно чужой мужчина. — Кожа гладкая у нее. Ухоженная.

— И чувствительная.

Что-то свистнуло в воздухе, а в следующий миг на мои ягодицы обрушилась острая волна боли. Свен хлестнул меня ремнем по мягкому месту, заставив закричать. Не знаю, чего было больше в моем голосе: боли. Страха или почти детского унижения. Меня пороли! Пороли взрослые возбужденные мужики!

— Как смачно! — рычал Свен с животным удовольствием, когда ремень снова и снова с громким хлопком касался моих мягких округлостей. — Вот так! Получай, русская шлюшка! Скули-скули!

Мои крики и вялые попытки ругаться глушила громкая электронная музыка, включенная Джоном. Сам он наблюдал за экзекуцией и раздевался. Краем глаза я видела, как он педантично складывает одежду.

— Черт, Свен! — засмеялся он, когда я принялась хныкать от нестерпимого жжения в настеганной попке. — Я хочу засадить в этот спелый орешек!

— Сначала я.

Свен снова схватил меня за руку и дернул к себе. Я оказалась повернута к ним лицом. Голый Джон стоял, сложив руки. Свен стоял рядом, и на его штанах заметно выпирал бугор.

— Тебя кулаками обработать, или будешь слушаться? — спросил он.

Смесь алкоголя, наркотика и шока превратила меня в испуганного

маленького зверька. Я перестала думать о чем-то, кроме того, что надо слушаться. Иначе снова будет ремень.

— Не бейте… — пропищала я.

— Тогда иди сюда…

Джон заставил меня встать и сноровисто расстегнул платье. Когда оно упало на пол, Свен расстегнул мой бюстгальтер, а Джон дернул трусики вниз по бедрам. Пара мгновений — и я была совершенно обнаженной, с красной пылающей задницей и глазами испуганной лани.

— На колени.

Свен сел на кровать, спустив штаны и стягивая рубашку. Я послушно опустилась на ковер. Передо мной открылся вид на мускулистые бледные ноги, которые мужчина тут же широко расставил. Его член был большим, с багровой выпирающей головкой и тяжелыми яичками в складках кожи.

— Работай ртом, шлюха, — приказал Свен. — Но не соси. Лижи их.

И он откинулся назад. Я неуверенно подалась вперед. Тяжелые дурно пахнущие яйца были совсем близко. Стоило мне замешкаться, как ладонь Джона хлопнула по ягодице.

— Давай-давай.

Я коснулась мошонки Свена губами. На вкус она казалась соленой. Мой горячий язык прошелся по кожаному мешочку, отчего мужчина довольно застонал: «Давай, сучка, работай!» я лизнула яйца раз, другой. При каждом моем касании член будто вздрагивал, касаясь моей щеки. Он был твердый и горячий.

— Активнее, — подбодрил Джон.

Я взяла одно яичко в рот и принялась посасывать. Свен застонал громче.

— Да она прямо профи!

Я облизывала его потные яйца на глазах у его друга, а Свен блаженствовал. Его рука легла мне на макушку, грубо поглаживая. Мой язык невольно игрался с двумя тяжелыми шарами, а лицо пылало от стыда и близости члена.

— Видела бы ты себя со стороны, Кити, — говорил над ухом Джон. — Роскошная телка с волосами до поротой жопы, на коленочках…

— М-м-м… — стонал Свен. — Люблю послушных маленьких шлюшек, особенно славянок… Все, хватит. Теперь соси.

И он дернул меня за волосы, заставив отстраниться. Тут же в губы ткнулся напряженный крупный член. Я сразу же приняла головку в рот. Свен грубо запихал свое мясо поглубже и дернул за волосы, заставляя двигаться. Я принялась двигать головой взад-вперед и обсасывать горячий ствол, прижимая снизу языком. От его промежности пахло и без того плохо, а теперь выделения делали вонь особенно противной. Я непроизвольно ощутила рвотный рефлекс. Но Свен лишь задвигал тазом, заталкивая свой поршень мне в рот и заставляя закашляться.

— Принимай, принимай его, сучонка, — рычал он. — Благодарно соси его, как сокровище. Вот так. Язычком, язычком работай. Оооо, да ты умеешь, переводчица! Да, вот так… Правильно, русская шлюшка, правильно. Для этого ты нам и дана. Какая у тебя спинка… О, эти губки…

— Я прямо завидую, — Джон все стоял и наблюдал, как я старательно, насколько могу, делаю минет его другу.

— Так чего ты ждешь? — прервав стон, хохотнул Свен. — Сам сказал, что хочешь засадить ей в эту сахарную попочку. Так давай.

— И верно…

Я попыталась обернуться, но новый рывок за волосы от Свена заставил усерднее сосать. Я ощутила прикосновение к попке. Джон раздвигал мои ягодицы и вводил туда палец. Я замычала словно с кляпом во рту, но тут в области сфинктера ощутилась приятная прохлада смазки. Джон вводил палец аккуратно, готовя меня.

Свен вдруг заставил меня отстраниться и вынул член из моего рта. Двинув тазом, он шлепнул меня им как влажной дубиной по щеке.

— Смотри на меня, — велел он и, оставшись довольным моим затравленным взглядом, приказал: — На четвереньки.

Я припала на четвереньки у кровати. Сзади тут же навалился Джон, взявший меня за талию.

— Кити, у тебя шикарная фигурка, — прошептал он, оглаживая мои бока, бедра, спину. — Но особенно сзади. Жопа у тебя как орех, так и просится на грех. Так у вас говорят?

Я почувствовала влажное прикосновение к спине, между лопаток. Джон лизал меня. Мгновение спустя он уже раздвигал мои исхлестанные ягодицы.

Свен оказался рядом. Стоя на коленях с напряженным членом, он заставил меня выпрямиться на четвереньках и принялся мять мои груди.

— Нет ничего лучше натуральных сисек, — сказал он, защемив пальцами левый сосок. Я в который уже раз вскрикнула.

— О да… — Джон сзади входил в мою попку громадным. Как показалось, членом. Смазка сделала свое дело, и было не очень больно, но я все же стонала — то ли от этого, то ли от тисков, в которые Свен зажимал мои соски. Но вот Джон вставил мне в попу и принялся трахать меня. Он двигался грубо и резко, хлопая бедрами о мои ягодицы. Внутри меня словно работал хорошо смазанный раскаленный поршень. Я почти задыхалась от его движений. — Вот так, Кити. Вот так… Я сразу захотел поиметь тебя сзади, как только увидел. Прямо там, у стойки регистрации. Ты такая сладкая, Кити.

Наваливаясь, он снова лизал меня: спину, прикусывая, облизывал ушко, целовал шею. Это было так странно. Они вдвоем насиловали меня, и вдруг почти нежные ласки. Но тогда мне было не до рассуждений. Тогда меня всю охватил жар, вызванный сексом и страхом. Я перестала понимать что-либо кроме мужских рук, шарящих по телу, и члена во мне.

— Давай вместе! — сказал Свен.

В следующий миг я оказалась сверху, сидящей на Джоне, который опять трахал меня в попку, а спереди-сверху навалился Свен, резко вошедший в мою киску.

— Пизда у нее тоже сладкая… — взвыл он сладострастно, прижимая меня сверху. Я оказалась между двух мужчин, тут же принявшихся двигаться слаженно и уверенно, словно долбили они не меня, а подземный туннель в шахте, двигаясь навстречу друг другу. Мне было трудно дышать, с каждым вздохом вырвался всхлип, стон или возглас. Свен скользил у меня между ног, снизу прижимался Джон, а внутри ходили уже два поршня, наполняя все тело какой-то потусторонней легкостью. Я лежала, широко раскрыв ротик и закрыв глаза, а двое насильников наслаждались моим телом, как только хотели.

— Да… сука, вот так… — стонал Свен. — Сейчас ты у меня получишь…

Неожиданно лицо его исказила гримаса, и Свен плюнул мне в лицо. Мгновение спустя он резко вышел из меня, и сперма тугой струей брызнула мне на живот. Почти сразу же в мою попку кончил Джон, обхватив меня за талию и прижимая к себе.

Минутой позже я лежала у их ног, глядя снизу на два опавших члена, перепачканных нашими выделениями и спермой.

— Очисти их, — приказал Свен, и я подчинилась. Из последних сил приподнявшись, я принялась сосать и облизывать оба члена по очереди. Насильники довольно охали, ощущая прикосновения моих губ.

— Какая ты молодец, Кити, — сказал, наконец, Джон. — До душа дойдешь, или мне тебя сводить?

— Да она же упоролась, — бросил Свен. — Ее нести, наверное, надо.

— Надо будет, и снесу, — нахмурился Джон.

А я снова опустилась на ковер, беспомощно глядя на мужчин и понятия не имея, что ждет меня дальше.

Нет, меня не ждало ничего, что можно было бы назвать совсем уж ужасным. Но это уже немного другая история…

Комментарии закрыты.