«Браслет в подарок.»

Хочу рассказать вам историю, которая произошла со мной пару лет назад. История очень необычная, но, хотите – верьте, хотите – нет. Немного о себе. Зовут меня Константин. Мне 32 года, работаю программистом в одной медицинской компании, впрочем, это к делу не относится. Я среднего роста и средней комплекции: не качок, но и не заморыш.

Хожу периодически в спортзал, хотя и без фанатизма, ничто человеческое мне не чуждо. Живу в однокомнатной квартире, которую когда-то подарили предки. Был недолго женат. Уже несколько лет живу один в своё удовольствие. Конечно, у меня были женщины и довольно много, но второй раз влезать в хомут желания не было. Я не красавец, но и далеко не урод. В общем, средний человек. Что она во мне нашла, до сих пор не знаю. Может, «разглядела интеллект»? Я ведь при первой встрече вообще ничего хорошего в ней не увидел. Но, буду рассказывать по порядку.

Мы с другом были на вечеринке в ночном клубе. Он меня туда завёл, сам я, быть может, туда и не пошёл бы. К тому времени, как я её увидел, мы с другом уже успели прилично, но не чрезмерно, нагрузиться пивом, хорошо встряхнуться на быстрых танцах и потанцевать несколько «медляков», ни на кого не запав. Она стояла в сторонке с бокалом пива, как серая мышка. Не хочу сказать, что совсем её не заметил, наоборот, заметил и подумал: «Кого тут только нет! Даже такие лахудры, как эта! Нет здесь только той, которая была бы мне нужна!» Она, действительно была здесь, кажется, самым незаметным, а может самым забитым существом. Какой-то бесформенный свитер неопределённого цвета, мешковатые джинсы, полностью скрывающие форму ног, на голове – спутанная копна волос, закрывающая глаза, да и вообще половину лица, а на ногах – чуть ли не домашние шлёпанцы.

Картину завершали понурый вид, шея, втянутая в плечи, и какие-то дурацкие пластмассовые браслеты-кольца на руках. Никаких других украшений, кроме этих колец, у неё не было. Я ещё подумал: «Что она вообще здесь делает, с такой внешностью? Может полы подметает?» Но тут она откинула со лба чёлку и посмотрела на меня в упор. Таких глаз и такого взгляда я никогда не видел! Глаза были просто огромные, как будто даже нечеловеческие, а взгляд… В нём было всё: вопрос, надежда, обожание и обещание. Взгляд длился всего несколько секунд, а потом глаза опять скрылись под упавшей чёлкой. Я понял, что просто не могу пройти мимо. Зазвучал очередной «медляк», и вот уже мы танцуем с ней в обнимку. И тут начались открытия! Оказалось, что под свитером у неё скрывается потрясающая грудь и осиная талия. Её сосочки тут же затвердели, и я чувствовал их даже сквозь свою рубашку и её свитер. Это было потрясающе!

Помимо прочего, это означало, что она не носит лифчика. При этом грудь не отвисала, а как будто даже поднималась всё выше, почти как возбудившийся член. Очень хотелось потрогать её рукой, но руки некоторое время назад уже спустились ниже её талии и обнимали твёрдые шары ягодиц. Это тоже было потрясающе, тем более что у меня возникло подозрение, что и трусиков на ней нет! К этому времени у меня уже встало всё, что только может встать у мужчины. Её превосходные бедра, скрытые мешковатыми штанами, по очереди соприкасались с моими бёдрами, и мой вертикальный кол готов был проткнуть её плоский живот прямо здесь, посреди толпы. Она не возмущалась моей реакцией, а, наоборот, только сильнее прижималась ко мне своей грудью, как будто, в свою очередь, пытаясь проткнуть меня своими сосками. При этом она то одним, то другим тугим бедром, как будто случайно прикасалась к моему члену и яйцам, массируя всё это хозяйство.

Вытерпеть всё это было практически невозможно и мы, не отрываясь друг от друга, как приклеенные, стали всё энергичнее пробираться к выходу. На улице, всё так же почти не отрываясь друг от друга, мы ввалились в салон такси на заднее сиденье. Я только успел сказать водителю адрес, как мой рот был закрыт её губами и языком. Полчаса езды до моего дома мы не отрывались губами друг от друга. За всё время, прошедшее после того, как я встретил её взгляд, мы не произнесли ни одного слова. Слова были просто не нужны. Я успел правой рукой пробраться ей под свитер и убедиться в своей правоте: лифчика на ней не было, и груди третьего размера торчали выше горизонтали, почти как мой член. Пока моя правая рука знакомилась с этими потрясающими грудями, левая рука уже проникла ей под джинсы и ласкала гладкие и твёрдые, почти как деревянные шары, ягодицы, не забывая погладить спинку и, обняв талию со спины, провести пальцами по плоскому животу от пупка и ниже. Таксист одобрительно поглядывал на нас через зеркало.

Когда такси остановилось, мне стоило огромного труда оторваться от своей спутницы, чтобы расплатиться. Мы продолжали целоваться в подъезде, потом в лифте, потом около двери. Руки тряслись и ключ никак не хотел попадать в замок. Наконец, дверь за нами закрылась, отрезая от внешнего мира. Точнее, этой дверью мы отрезали весь остальной мир от себя.

Возбуждение было настолько сильным, что идти под душ было просто некогда. Избавиться быстрее от этого свитера! Её грудь, наконец освобождённая от упаковочной мешковины, упирается сосками мне в лицо, пока я скольжу вниз, покрывая поцелуями всё, что встречается мне на пути. Джинсы с неё и с себя долой! Ещё раз поцеловать левую грудь, правую, снова левую! В это время она уже расстегнула мою рубашку. Я встаю на колени, а она сдёргивает с меня рубашку и прижимает мою голову к своему животу. Обоими руками я обхватываю её ягодицы и целую, целую, целую её пупок, потом чуть ниже, ещё ниже, потом правое бедро, потом левое, оставляя самое вкусное и самое желанное на потом. Она запрокидывает голову с закрытыми глазами и стонет, а я продолжаю целовать её плоский живот по спирали, всё более сужая круги. Потом я впиваюсь губами в сокровенный треугольник, и не отрывая губ, поднимаю её в воздух и несу на свою широкую кровать.

Она лежала передо мной настолько сексуально, что терпеть дальше просто не было сил. Голова её была запрокинута, идеальные полушария грудей торчали вверх напряжёнными сосками. Её ноги были расставлены и немного согнуты в коленях, а её таз то отклонялся назад, вдавливаясь в постель, то непроизвольно подавался мне навстречу и немного покачивался из стороны в сторону, как будто ища что-то в воздухе. Даже если бы я захотел ещё немного подождать, вряд ли бы она мне это позволила. Мой член уже давно стоял колом, как зенитка, направленная в небо. Казалось, ещё немного – и он лопнет от распиравшего его давления. Мне пришлось с силой надавить на него рукой сверху, чтобы опустить его к цели. Было ощущение, что его просто всосало во влажную глубину и мои яйца зашлёпали по её промежности.

Мы сразу взяли быстрый темп нашего общего движения навстречу друг другу. Когда я двигался вглубь, она двигалась мне навстречу, когда я совершал обратное движение – она двигалась от меня. Не было ни малейшего сбоя ритма, наши движения были абсолютно синхронны. Я никогда ещё не встречал женщину с таким чувством ритма и таким пониманием партнёра. У меня было чувство, что мой член превратился в отбойный молоток! При таком темпе я опасался, что конец наступит очень скоро, но этого пока не происходило, а возбуждение всё нарастало. Я уже чувствовал, как становится горячо где-то в районе корня члена, как возбуждение почти достигло точки невозврата. Сейчас, сейчас, ещё секунда, и начнёт, пульсируя, сжиматься простата, выбрасывая вверх по каналу внутри напряжённого члена струю горячей спермы и даря потрясающий кайф оргазма!

Самому остановиться в этой ситуации обычно бывает практически невозможно, даже если удалось бы вовремя выдернуть свой ствол из её нежных объятий. Останавливаться мне абсолютно не хотелось, да этого и не потребовалось. Она сделала это за меня. Видимо, она прекрасно могла почувствовать моё состояние. Её влагалище, только что нежно обнимавшее и ласкавшее мой член, позволяя ему двигаться туда и обратно, вдруг сжалось, особенно у выхода, так что любое движение стало невозможно. Я не мог вообще шевельнуть своим членом и не мог сдвинуть его ни вперёд, ни назад. Она держала его крепкой хваткой, сжимая со всех сторон. Мне кажется, что так нельзя было бы сделать, даже обхватив член рукой изо всей силы! Это было совсем не больно, так как давление распределялось по всей поверхности, наоборот, это было здорово, даже потрясающе! Я осознал, что пока она не захочет меня отпустить, я из неё не выйду! Какого-то страха я не испытывал, только восторг!

В любом случае, раз движение временно прекратилось, точка невозврата так и не была пройдена, и возбуждение постепенно стало уменьшаться. Член при этом не опал, да он и не мог опасть, так как был пережат мышечным кольцом у основания. Кровь из него не могла вернуться обратно в тело, как будто он был туго, но мягко перевязан. Это было обалденное ощущение, но длилось оно недолго, как раз столько, чтобы чуть-чуть успокоиться. Затем мягкая хватка ослабла, и мы продолжили движение уже в другом, неторопливом темпе, как будто всё сначала. Возбуждение не пропало, оно только отступило и чтобы снова добраться до точки невозврата, потребовалось гораздо больше времени, чем в первый раз. И опять мы были «в замке», как неразрывное целое, и ещё раз прошли весь путь от начала к концу. Но в этот раз она не стала меня останавливать и мы, наконец, испытали потрясающий совместный оргазм на грани потери сознания.

Потом мы отдыхали, крепко обнявшись, но очень скоро я стал поглаживать её спину и ягодицы, а она только пару раз провела своей рукой вдоль моего отдыхающего зверя, как он проснулся и был снова готов к бою. Она лежала на спине, а я – на своём правом боку, прижимаясь животом к её левому бедру. Она, как бы лениво, приподняла свою левую ногу, согнув её в колене, открыв, таким образом, доступ в своё «святая святых». Мой член не преминул этим воспользоваться и тут же нырнул в уже знакомую пещерку и проскользнул её до конца. Стены пещерки тут же мягко обняли его всего. Особенно восхитительно было мягкое сжатие корня члена! Хотелось продвигать его всё дальше и дальше, но длины члена уже не хватало, а мои яйца и лобок упёрлись прямо в её губы, не менее прекрасные, чем те, что прикрывали её жемчужные зубки. На этот раз я не хотел торопиться, она, видимо, тоже.

И тут я услышал от неё первое слово. Это слово было: «Замри!» Я послушно замер с членом, введённым до упора, и левой рукой, нежно обхватившей её правую, стремительно набухающую грудь. Я почувствовал, что головку члена охватывает мягкое кольцо, которое начинает двигаться из глубины наружу, навстречу моему члену. Когда эта волна сжатия прошла примерно треть пути, за ней пошла вторая волна, а затем третья. Первая волна, пройдя всю длину члена, достигала его корня, а в это время у его головки возникала ещё одна. Одновременно мой член ласкали три или четыре волны, идущие друг за другом. Впечатление было такое, что мой член продолжает движение вглубь, одновременно оставаясь на месте! Такое можно было бы испытывать только с членом бесконечной длины, постепенно входящим в бесконечную вагину. Не знаю, испытывал ли кто-нибудь ещё что-нибудь подобное? Я лично не испытывал, поэтому просто балдел от этого процесса, стараясь прижаться лобком и яйцами как можно сильнее к источнику этого чуда!

Сколько это продолжалось, сказать не могу, наверно в этот момент я напоминал крысу с вживлённым в центр удовольствия электр одом, постоянно нажимающую на педаль. Возбуждение при этом достигло своего предела и больше не возрастало, оргазм пока не грозил. Это было тоже замечательно! Можно было, всё-таки контролировать себя. Я потихоньку стал делать обратное движение, извлекая свой член наружу, но как только я обозначил это движение, направление волн сменилось на противоположное. Теперь они двигались снаружи вовнутрь, опять против моего движения, как будто её влагалище пыталось меня задержать в себе. Теперь я как будто вытаскивал бесконечный член наружу! Этим можно было заниматься вечно! Когда я сильнее прижимался к ней – волна шла изнутри наружу, когда же начинал делать обратное движение – волна шла внутрь. Это длилось уже больше часа, а она, казалось, вообще не устала.

Тогда я стал всё чаще менять направление движения, и волна всё так же продолжала идти мне навстречу. За это время я уже полностью отдохнул, работала ведь она! Я плотнее обхватил её правое бедро своими ногами и снова начал быстрые возвратно-поступательные движения. Волны теперь уже просто не успевали за мной и просто остановились. Влагалище плотно обхватывало мой член, но внутри него были ещё три мышечных кольца, или манжетки, которые приходилось преодолевать при движении как вглубь, так и наружу. Стимуляция члена при этом была максимальной, и я быстро шёл к очередному оргазму. Впрочем, судя по дыханию и по движениям моей партнёрши, к оргазму шёл не только я. Действительно, опять оргазм накрыл нас обоих одновременно! Должен заметить, что за всё время, пока мы были вместе, мы всегда кончали одновременно. Я даже не помню, вынул я член из неё, или так провалился в глубокий сон.

Проснулся я уже к обеду, когда летнее солнце стояло уже высоко. Правда, разбудило меня не солнце, а звон посуды на кухне. Как был, даже не прикрываясь простынёй или полотенцем, я выглянул на кухню посмотреть, что же там происходит? Мне пришло в голову, что я не только не знаю, кто она и откуда, но даже не знаю, как её зовут! Да что там, при дневном свете я её вообще не видел! И вот теперь у меня на кухне орудовала богиня! На ней не было вообще ничего, кроме её браслетиков. Эти браслетики при каждом её движении звенели друг о друга, причём звон был не серебряный, а самый натуральный, пластмассовый. Теперь, после такой ночи, уже и браслетики не казались мне такими уж дурацкими, и звон этот не раздражал, а казался музыкой. Она что-то делала у плиты, стоя ко мне спиной.

Я думаю, что она слышала, как я вошёл, но специально не поворачивалась, давая мне возможность полюбоваться её идеальной фигурой. Хотя я знал, что фигура у неё классная, всё-таки всю ночь её обнимал и целовал, но всё равно не ожидал, что это ТАК выглядит при дневном свете! Узкая, «осиная» талия, бёдра чуть шире, чем у большинства женщин её роста, чуть покатые плечи, достаточно длинная шея, не втянутая в плечи, а также потрясающие каштановые волосы, как на рекламе профессиональных лосьонов, густой блестящей волной спадающие почти до пояса.

Почему они вчера показались «копной»? Её кожа в лучах солнца, падающего из окна, казалось, светится изнутри. Ни малейших следов целлюлита, ни одной лишней морщинки, пятнышка, прыщика или родинки! Действительно, богиня! Она, наверно, почувствовала спиной, как у меня отвисает челюсть, а может, уловила свист рассекаемого воздуха, который шёл от моего члена, подпрыгнувшего вверх, как пружина. В любом случае, она повернула голову и улыбнулась, а я снова утонул в её глазах. Столько песен и стихов сложено о бездонных женских глазах, но ни одна песня не может выразить того, что я в тот момент почувствовал. Даже не зная её имени и вообще о ней ничего не зная, я готов был идти за ней куда угодно, хоть на другую планету. В голове осталась только одна мысль, повторяющаяся без конца: «Не упусти! Не упусти! Только не упусти!»

– А я тут завтрак нам готовлю из того, что нашла в холодильнике. – голос у неё был глубокий и бархатный, очень чувственный и сексуальный.

Я подошёл к ней и спросил: – Как же тебя зовут, королева?

Она улыбнулась и ответила: – Зови меня Лия, – потом чуть нахмурилась, но видно было, что это понарошку, – А теперь не мешай мне, а то останешься голодным! Я, например, ужасно проголодалась, после таких физических упражнений!

Она снова отвернулась к плите, тихо прошелестев своими пластмассовыми колечками. Неужели вы думаете, что я мог куда-то отойти от таких форм? Да плевать мне было на завтрак! Пусть горит ко всем чертям! Наоборот, я подошёл к ней сзади вплотную и прижался к её удивительным полушариям своим членом и яйцами, так, что член поместился точно в ложбинке между её тугими ягодицами, а яйца оказались прижаты к её полушариям всем моим телом. В то же время я просунул свои руки вперёд и нежно обхватил другие её шары, на которых тут же набухли твёрдые сосочки. Член как будто сам заёрзал вверх-вниз по соблазнительной ложбинке, а передо мной встала сложная задача: как бы умудриться, не отпуская рук, направить ствол своей зенитки в наземную цель?

– Слушай, ну-ка прекрати! А то я обрежусь или обожгусь, а ты будешь виноват! – произнесено это было таким голосом и с таким придыханием, что я убедился в том, что нахожусь на верном пути. Наконец решив дилемму, я отпустил левую руку от её груди и быстренько направил свой ствол в нужное место. Она, как будто непроизвольно, чуть присела и немного развела ноги, что позволило моему молодцу нырнуть в её ждущий влажный колодец.

– Ах так? Ты слов не понимаешь? Тогда пеняй на себя! – эти слова были произнесены нарочито возмущённым голосом, сказавшим мне, что я всё делаю правильно!

Мой член был уже на треть своей длины погружен в её изумительную пещерку, когда вдруг попал в «ловушку». Он был схвачен мёртвой хваткой и не мог двинуться ни назад, ни вперёд! Теперь я был привязан к ней, как собачка на поводке.

– Ага! Я тебя предупреждала! Ходи теперь за мной, пока не отпущу! – Она действительно двигалась по кухне, расставляя тарелки на столе и раскладывая вилки. Потом она раскладывала по тарелкам жареную колбасу с яичницей и помидорами, при этом двигая бёдрами и ягодицами, как будто не замечая меня. Я хвостиком семенил за ней следом. Ситуация меня ужасно забавляла и возбуждала, и я то безуспешно пытался освободить свой член из «капкана», то, наоборот, сильнее прижимался к ней сзади, пытаясь проникнуть глубже. Руками, при этом, я постоянно массировал её груди, а губами целовал её шею и плечи.

Наконец, она «сжалилась» надо мной и наклонилась вперёд, как будто хотела что-то поднять с пола. Её «хватка» ослабла, и мой «молодец» нырнул вперёд на всю глубину. Я обхватил руками её крутые бёдра и начал долбить её изо всех сил. Она не только не препятствовала этому, но, протянув правую руку между своих ног, обхватила нежно мои яички и стала помогать моим движениям, ритмично подёргивая за них. Такого со мной никто ещё не делал и мне это очень нравилось. Я чувствовал тепло её рук, нежно сжимающих мои сокровища, и, казалось, это тепло распространяется во все стороны по телу: назад и вниз по ягодицам и бёдрам, и вверх по спине и животу до груди и на руки. Когда моё возбуждение стало приближаться к «критической точке», Лия снова меня удивила. Она вдруг изогнулась ещё сильнее, и её лицо оказалось на уровне бёдер, выглядывающим назад между ног, при этом она руками обнимала себя за бёдра.

Это был настоящий цирковой трюк – «гуттаперчевая девочка». Я представить себе не мог, чтобы человек мог так изогнуться! Мой член двигался в её влагалище прямо над её перевёрнутым лицом. Я вынул его и чуть присел, руками продолжая держать её за бёдра, чтобы она не потеряла равновесия. Она ещё немного прогнулась и поймала мой член своим открытым ртом. Это было здорово, но не особенно удобно, так что мне пришлось встать на колени. Теперь я мог вылизывать вход в её пещерку, в то время, как мой член двигался у неё во рту. Чем-то эта поза напоминала акробатический вариант позы №69. Член глубоко проникал в её горло, а мой язык всё быстрее лизал её пещерку, губы и клитор. Кончили мы опять вместе.

Когда я посмотрел на часы, то увидел, что уже почти половина третьего. На работе наверно меня потеряли. По идее должны были мне обзвониться, но я звонков не слышал. Оказалось, батарея у телефона разряжена. Я включил телефон на зарядку и позвонив на работу, что-то наплёл, договорившись, что сегодня буду работать на «удалёнке». Шеф поворчал, но согласился, правда предупредил, чтобы завтра был на работе с утра, так как дел очень много.

Мы с Лией, наконец, позавтракали, хотя по времени это было похоже на что-то среднее между обедом и ужином. За едой я тоже представился Лие, немного рассказал о себе. Я пытался хоть что-нибудь узнать о женщине, так стремительно вошедшей в мою жизнь, но она улыбалась и отмалчивалась. На вопрос, где она научилась такой профессиональной технике, она сказала:

– Не заморачивайся, пожалуйста, это всё для тебя. Я всю жизнь готовилась к встрече с тобой.

На мой вопрос, где она живёт, она ответила:

– Если ты не против, буду жить у тебя.

Конечно, я был не против!

Мы жили вместе уже неделю, и она не переставала меня удивлять. Она постоянно придумывала что-то новое. В основном, это касалось секса. Однажды, например, она нашла у меня на полке небольшой прозрачный мячик-попрыгун, из тех, что очень здорово отскакивают от пола. Лия лежала, как всегда, обнажённая, на диване и катала этот шарик по своему животу, а я пристроился рядом. Она сказала: «Давай поиграем». Я с энтузиазмом согласился, уже предвкушая что-то интересное. По её просьбе я принёс из ванной комнаты пластмассовое ведро и поставил у противоположной стенки на расстоянии около 4-х метров от дивана. Мы стали по очереди бросать в это ведро шарик, кто больше попадёт с пяти раз из положения лёжа. Это оказалось не так просто. Я попал три раза, а она – два.

– А теперь давай без рук! – она вставила этот шарик себе во влагалище, прицелилась, и с первого раза поразила цель. Шарик вылетел из неё, как из рогатки, и попал точно в ведро. Это был класс!!! Я попытался тоже что-то изобразить, примотал лейкопластырем к члену столовую ложку, в которую положил шарик, и, используя эту конструкцию, как катапульту, тоже пытался забросить шарик в ведро. Конечно, у меня не получилось: шарик то сваливался с «катапульты», то подпрыгивал очень высоко, а потом падал рядом с диваном. Лия весело комментировала мои попытки, типа «надо больше тренироваться!» Сама она не промахнулась больше ни разу! В конце-концов, вдоволь насмеявшись, мы отвязали ложку от члена и использовали наши «инструменты» по прямому назначению. Это было лучше всего!

В другой раз я похвалил силу и красоту её ягодиц и вспомнил, как где-то то ли читал, то ли видел, как одна женщина очень мощного телосложения могла вытащить гвоздь, забитый частично в доску, обхватив его своими ягодицами. Лия тут же загорелась этой идеей и решила попробовать самой это сделать. На балконе мы нашли толстую половую доску и вбили в неё три гвоздя «сотки» на половину их длины с интервалом примерно полметра. Гвозди обмотали полотенцами, чтобы не пораниться. Один конец доски мы подсунули под шкаф, а на другой конец встал я, вместо балласта. Лия подошла и присела над обмотанным гвоздём. Потом она встала и гвоздь со звоном упал на пол. Та же участь постигла и остальные гвозди. Всё произошло быстро и легко! Последний гвоздь она вытащила не ягодицами, а влагалищем. Я знаю, что некоторые женщины упорными тренировками так могут накачать мышцы своего влагалища, что удерживают в нём разные предметы и могут довольно сильно сжимать введённый в них член, но то, что делала Лия , было уникально!

Были ли причиной тому тренировки, или она обладала врождёнными талантами, я не знаю. Грудь у неё тоже была уникальной! Когда от возбуждения она у неё напрягалась, то становилась твёрдой и упругой настолько, что могла удерживать, например, полную бутылку пива. Однажды Лия продемонстрировала мне это, подняв грудями бутылку, лежащую на кровати! Руки при этом она демонстративно держала за спиной. Про бокалы с шампанским и цветы я уже и не говорю! Мой член между своих грудей она сжимала довольно прилично, хотя и не так сильно, как влагалищем. По крайней мере, в этой позе, смазав предварительно её грудь смазкой, я смог пару раз кончить, брызнув спермой прямо в её приоткрытый рот.

Я спросил, где такому учат? Она с улыбкой сказала, что в женском тибетском монастыре Тяо-Шао. Дальше мне было не до вопросов, да и ответить мне она всё равно бы не смогла, так как рот, язык и даже горло были у неё надолго заняты. Надо сказать, что то, как она делала минет, меня особенно удивляло! Я всегда относился к этому, как к средству немного разнообразить секс. Это, конечно, возбуждает, особенно поначалу, с непривычки, но естественный процесс намного лучше. По крайней мере, я никогда не мог кончить в результате минета, как мои партнёрши ни старались! Может быть, мне просто не попадался никто, кто умел бы это делать хорошо. Для Лии это было искусство! Она делала это с любовью, и это чувствовалось в каждом её движении, в каждом её вздохе и в выражении лица. Ей нравилось это дело! Большинство моих партнёрш обычно делали это старательно, как будто выполняли поставленную задачу.

Они где-то услышали или прочитали, что это мужчинам нравится, и делали это с сосредоточенным выражением, потому что так надо, так делают все. Я соответственно, им подыгрывал, закрывал глаза и постанывал, то есть вёл себя так, как по их представлениям, и должен себя вести мужик, которому делают минет. Лия же получала удовольствие от самого процесса. Она заглатывала член до конца и могла не вынимать его изо рта часами! Я не знаю, как она при этом могла дышать и как справлялась с естественным рвотным рефлексом, но, видимо, для неё в этом не было никаких проблем. Она держала член в своём горле и при этом наслаждалась! Когда Лия лежала на спине, запрокинув голову на краю кровати, а член входил глубоко в её рот, проникая всё глубже, видно было, как раздувается её горло в том месте, где он проходит. При этом, повторяю, она не испытывала никаких неудобств. Её язык продолжал ласкать твёрдый ствол, заполнивший почти весь её рот и горло, а её зубки обхватывали и мягко сжимали корень члена.

Иногда она сжимала свои зубки сильнее, но это не вызывало боли, а наоборот, усиливало возбуждение из-за повышения давления крови в пещеристых и кавернозных телах члена. Мне казалось, что с каждым разом, мой член увеличивается в длине и объёме. Когда мы с ней, наконец, засыпали, член часто так и оставался у неё во рту, но бывало, проснувшись среди ночи, я чувствовал его у неё в вагине, или, в крайнем случае, она сжимала его в руке, часто вместе с яичками.

Мы жили вместе уже две недели и, конечно, не только занимались сексом, хотя это было нашим любимым делом. Мы гуляли, ходили по ресторанам, играли в боулинг, ездили на велосипедах, даже два раза сходили в театр. В кино ходили только один раз, но решили больше этого не делать, так как заниматься любимым делом в темноте комфортнее дома. У неё с собой не было никаких вещей, так что всю нужную ей одежду мы тоже купили. Нижнего белья она практически не носила, но мы купили ей очень эротичное бельё, в основном трусики, потому что бюстгальтеры только портили идеальную форму её грудей и мешали им подниматься при возбуждении. В театр и рестораны она надевала тёмно-синее блестящее вечернее платье с большим декольте и открытой спиной, идеально облегавшее её изумительную фигуру. Все мужики не могли оторвать от неё глаз, а их спутницы её просто ненавидели. Особенно это было заметно в первый раз, когда мы пошли с ней в ресторан. Дело в том, что под тонким шёлком платья у неё тут же стали видны твёрдые соски на гордо смотрящей вперёд и немного вверх груди. С первого взгляда на Лию всем было ясно, что лифчика на ней нет, а её грудь в поддержке вовсе не нуждается.

Дамы просто брызгали ядом, а мужики старательно прятали глаза. Лия сперва потешалась над производимым эффектом, но когда нам за столик принесли три огромных букета с записками и четыре бутылки шампанского, стало ясно, что надо что-то делать. Мы быстро ушли из этого ресторана и на такси перебрались в другой. Там, прежде чем зайти в зал, Лия заглянула в «дамскую комнату» и вышла оттуда уже без торчащих сосочков. Я шёпотом спросил её, что она сделала, на что она ответила: «Я их заклеила!» Потом уже она показала мне специальные кружки из лейкопластыря телесного цвета, которые она держала в своей сумочке, видимо, для подобных случаев.

Я преимущественно работал дома, но стоило мне сесть за компьютер, Лия потихоньку, бесшумно, по-кошачьи, подбиралась ко мне из под стола, и завладевала моим инструментом. При этом она мурлыкала, как настоящая кошка, и смотрела на меня своими огромными глазами, как тот кот из мультфильма, которому невозможно отказать. Если она просто ласкала мои причиндалы рукой, то это было ещё ничего, можно было продолжить работу, но если в дело вступали губки, зубки и язычок, то работу надо было прекращать. Поэтому, чтобы меня не уволили, приходилось ездить на работу, хотя бы иногда.

Однажды по пути с работы я зашёл в ювелирный магазин и купил ей в подарок колечко с изумрудом. Дома я подарил ей это украшение и почувствовал, что угадал. Вечером, уже лёжа на диване со мною рядом после секса, она задумчиво сказала:

– Ты подарил мне то, о чём я мечтала всю жизнь. Я тоже хочу тебе что-нибудь подарить.

– Лия! Ты ведь и так даришь мне постоянно свою любовь. О большем невозможно мечтать!

– Не-е-ет, ты не понимаешь, ты ведь тоже даришь мне свою любовь. А я хочу подарить тебе что-то вещественное, – она посмотрела мне в глаза и сказала: – У меня ведь ничего нет, кроме этого: – и она сняла со своей руки пару колец-браслетиков.

– Лиечка, я тебе очень люблю, это очень для меня дорогой подарок! Сколько я тебя знаю, эти браслетики всегда были у тебя на руках, ты их никогда не снимаешь. Они для меня, как часть тебя. Я буду хранить их очень бережно! Надел бы их на руку, но, боюсь, не налезут.

– Костя, у меня появилась идея, куда их можно надеть! – её глаза озорно заблестели.

Я, кажется, знал, чего она хочет, но сделал вид, что не догадываюсь, предвкушая очередную игру.

– Ну, Костик! Ну давай, просто попробуем их надеть, а не понравится – тут же снимем! – глаза её горели, груди взметнулись вверх затвердевшими сосочками, язычок облизывался, как будто она видела своё любимое пирожное «Тирамису». Меня ситуация тоже заводила и я кивнул утвердительно.

– Костик, я так тебя люблю! – она крепко обняла меня и поцеловала. – А теперь лежи и не двигайся, я сейчас сама всё сделаю!

Я лежал, обнажённый, на спине и следил за тем, что она будет делать. Она стояла на коленях на кровати, повернувшись ко мне. На пальце её блестел мой подарок, а в руках она держала два колечка-браслетика, которые я только сейчас смог получше рассмотреть. На вид это были тонкие, около двух миллиметров толщиной и примерно 5-7 см в диаметре пластиковые кольца тёмного цвета, усеянные по периметру круглыми разноцветными стеклышками или кристалликами. Иногда эти кристаллики как будто вспыхивали, видимо отражая падающий на них свет. Хотя ход её мысли был мне примерно понятен, мне было интересно, на что и как она собирается надевать эти кольца. Я, конечно, уже привык, что от Лии можно ждать чего-то необычного, но, всё-таки, для члена эти кольца слишком велики, а надевать их сразу на член и яйца как-то боязно: во-первых, не налезут, а во-вторых, даже если налезут, наверняка сожмут так, что мало не покажется.

Тем временем, Лия крутила кольца в своих руках, похоже сверяясь с узором на их внешней стороне.

– Ничего, ничего, сейчас мы их, – бормотала она про себя, прикладывая кольца друг к другу и немного поворачивая их вправо-влево. Послышался тихий щелчок, и вот в её руке уже не два, а одно двойное кольцо. Её лицо озарилось довольной улыбкой. Лия взяла это кольцо двумя руками, и оно вдруг разомкнулось с одной стороны, образовав два соединённых полукольца. Не успел я опомниться, как она защёлкнула эти полукольца, как наручник, вокруг основания моего члена и яиц. Я не знал, пугаться мне или радоваться, но Лия смотрела на двойное колечко, обнимавшее мои яички и член, с таким восторгом, что её настроение передалось и мне. Я стал прислушиваться к своим ощущениям, пока Лия щебетала, о том, как это красиво и сексуально, как она рада, что её подарок пришёлся впору, и что эти колечки просто волшебные! Действительно, кольцо сидело как влитое, не вызывая никаких неприятных ощущений, типа рези, трения или сдавливания.

Наоборот, во мне нарастало необыкновенное возбуждение, и торчащий член, казалось становится всё больше и наливается дополнительной силой. Внутренняя поверхность кольца была мягкой и так плотно обнимала мои причиндалы, что я не мог просунуть пальца между кольцом и своим телом. Оно сразу стало как бы частью меня. Единственное неудобство от этого браслета было то, что яички не могли втягиваться внутрь тела, так как просто не могли пройти через кольцо, хотя это тоже довольно сильно меня возбуждало. Я боялся, что кольцо нарушит кровоснабжение и я в конце концов лишусь своих причиндалов, но Лия заверила меня, что всё будет в порядке, надо просто понаблюдать за ними в течение двух-трёх часов. Действительно, проходили часы, а мои яички и член не синели и были такими же тёплыми, как раньше. Чувствовал я их прекрасно, мне даже казалось, что они стали более чувствительными к ласкам, член быстрее возбуждался и готов был стоять часами. Лия постоянно восхищалась моей эрекцией и размерами моего инструмента. Действительно, его размеры явно увеличились: я и раньше не считал его маленьким (18 см), но сейчас он достигал в возбуждённом состоянии 27 см!

Теперь он вставал в любой момент и при этом уже не помещался не только в плавки, но почти на треть выглядывал из любых трусов. Я сказал, что теперь мне на пляж и в бассейн ходить нельзя, да и на танцы тоже. Тренировки в спортзале тоже ставятся под вопрос. Лия на это сказала, что теперь сама меня будет тренировать доступным способом, тут же повалила меня на спину прямо на пол и уселась сверху на мой кол. Она опускалась медленно, «со вкусом», и когда опустилась до конца, прижала своим весом мои яички к кольцу. Это было не больно, но дико меня возбудило. Её это возбудило ещё раньше. Сидя на мне, она стала делать вращательные движения своим задом, всё больше усиливая давление на мои яйца. Это было так здорово!

В то же время мой член входил в неё всё глубже, так, как никогда не входил, так что я чувствовал, как он ласкает её матку, а затем идёт ещё дальше. Кончили мы опять одновременно, даже без фрикций и «волн», причём это был самый потрясающий оргазм из тех, что у меня до сих пор были. Она, похоже, чувствовала то же самое, что и я, а может даже сильнее, потому что сразу отключилась, чего раньше не было с ней ни разу. Она даже не стала задерживать в себе и «выжимать» мой член, что делала почти всегда. Прежде чем заснуть, я посмотрел на браслет, и мне показалось, что в полумраке спальни кристаллики на кольце неярко светятся.

После этого дня наша с Лией половая жизнь вступила в новую фазу. Она и раньше была несколько зациклена на сексе, но теперь это перешло практически в маниакальную фазу! Теперь она почти не отпускала мои органы: мой член постоянно был или в её вагине, или во рту, или в руках. Откуда она брала столько сексуальной энергии, мне было непонятно, да, впрочем, и наплевать! Главное – у меня этой энергии тоже прибавилось, я практически не уставал. Были, конечно, небольшие перерывы на туалет, еду и сон, но всё остальное время принадлежало сексу с Лией. Мне даже пришлось оформить отпуск за свой счёт, потому что на работу времени не осталось. Я убедился, что после некоторых поз, особенно когда Лия сидела на моём члене и массировала мои яички своими ягодицами, мой член явно ещё больше увеличивался в размерах, правда после оргазма довольно быстро возвращался в первоначальное состояние.

Эта поза Лие нравилась больше всего! Она просто балдела, ощущая, как мой член становится всё больше от её неторопливых движений и продвигается внутри неё всё выше и выше! Однажды я всё-таки сумел, заранее приготовив рулетку, измерить его длину, пока он не уменьшился. Оказалось, во время измерения он был длиной 32 см! Отчего он вырастал: то ли сказывались постоянные тренировки, то ли как-то влиял браслет, который Лия называла «волшебным» – трудно сказать. Я просто радовался этому и ни о чём не задумывался. Как-то мне приснилось, что мы с ней находимся в её любимой позе, а мой член растёт, растёт, и вдруг показывается у неё изо рта! Из него начинает брызгать сперма прямо мне на лицо, а Лия зажимает его зубами, чтобы прекратить это безобразие! Тут я проснулся и увидел, что Лия спит с моим членом во рту, а я брызгаю спермой прямо ей в горло! Самое забавное было в том, что она глотала сперму, даже не просыпаясь!

Однажды неистощимая на выдумки Лия показала мне ещё один фокус. Она принесла из ванной полное ведро воды и приказала мне встать. Мы (я и мой член) с удовольствием встали оба. Она двумя руками подняла это ведро и надела ручкой на мой член, который при этом только чуть-чуть наклонился. Я стоял с торчащим членом, на котором висело полное ведро воды и не испытывал никакого неудобства.

– Надо было тебе диск от штанги вешать! Ведро слишком легкое! – говоря это, Лия счастливо смеялась, – Ничего, сейчас мы попробуем по-другому! Снимай сам это ведро, не женское это дело – тяжести таскать!

По тому, как она плотоядно улыбалась и облизывала язычком свои губки, я понял, что она опять что-то задумала. Лия подошла ко мне вплотную, так что её возбуждённые груди упёрлись своими «гвоздиками» мне прямо в грудь, и попросила меня немного присесть. Потом она обняла меня за шею, встала на цыпочки, ещё немного подтянулась на руках, чуть согнувшись, и её влажная пещерка встретилась с напряжённой головкой моего члена. Я обнял её двумя руками за талию и встречным движением насадил её на свой кол. Теперь я стоял выпрямившись, держа её за талию, а она висела на мне на своих руках и моём члене, постепенно погружающемся в неё всё глубже, по мере того, как она ослабляла свою хватку. Её ноги не касались пола. Когда она сняла руки с моих плеч и подняла победно их вверх, мой член был уже полностью в ней и её лобок упирался в колечко на моём лобке. Я отпустил её талию и стал поглаживать её ягодицы, в то время, как она держалась на весу только на моём члене!

– Вот видишь, какой ты теперь сильный! Мой герой!

– Это только с тобой и только благодаря тебе! Теперь мы можем с тобой в цирке выступать!

– Ах ты, бесстыдник! – она со смехом опрокинула меня на спину на кровать, и оказалась в своей любимой позе сверху. Конечно, всё опять закончилось обалденным одновременным оргазмом.

Мы жили вместе уже почти месяц, и я привык к тому, что Лия – неиссякаемый источник всяких выдумок, но к тому, что произошло потом, я, всё-таки, оказался не готов.

Однажды, после многочасового секс-марафона, мы лежали на постели, отдыхая. Лия, по обыкновению, ласкала рукой мой член. Она сказала, чтобы я закрыл глаза и расслабился, не обращая на неё внимания хотя бы пятнадцать минут, что бы она не делала. Для верности она прикрыла сверху мои глаза полотенцем. Это была такая игра, в которую мы играли уже много раз – она что-нибудь рисовала на моём теле пальцем, а я должен был угадать, что она имела в виду. На этот раз она прикасалась к моему члену разными предметами, а я должен был это угадать. Я угадал тот самый шарик-попрыгунчик, потом карандаш, потом её губы (их не угадать было невозможно). Потом она прикусывала мой член посередине своими зубками, потом стала играть чем-то холодным и острым. Боли всё равно не было, но я как-то напрягся.

– Ну ка, угадывай, что это?

Я открыл глаза и сбросил полотенце. Она водила по моему сокровищу огромным острым кухонным ножом, который я сам только вчера затачивал!

– Ты чего делаешь?! Смотри, осторожнее, а то поранишь!

– А может, я хочу его немного укоротить, чтобы был, как прежде, когда мы только познакомились. Потом снова можно будет его наращивать… Ну, сколько тебе оставить? Половину? – Лия приставляла нож к разным частям моего, уже давно вставшего и отвердевшего члена. Тут я вдруг испугался и хотел вскочить и отобрать у неё нож, но вдруг подумал, что вдруг она от неожиданности или случайно полоснёт по моему сокровищу лезвием, и если даже не отхватит его полностью, то поранить может запросто. Член на эти переживания ответил предсказуемой «каменной» эрекцией.

– Ну что ты, глупенький! Испугался? – Лия откинула нож в угол комнаты и стала осыпать «испуганное сокровище» поцелуями, а потом и вообще заглотала его на всю длину. Она так самозабвенно обрабатывала его язычком, прихватывала и сдавливала его зубками почти у самого браслета, сжимала его мышцами горла, делая глотательные движения, что я опять дико возбудился, тем более на фоне пережитого страха. Я только лепетал: – Как ты это делаешь? Как это тебе удаётся?

Лия с трудом вынула мой член у себя изо рта и спросила: – Хочешь сам попробовать?

– Да, хочу, но как? Я же не достану!

– А ты попробуй! Я тебе помогу!

У меня не было такой гибкости, как у Лии, но я честно старался: согнулся в три погибели, тянулся к своему члену губами, вытянутыми в трубочку, но всё равно, ничего не получалось. Головка моего выросшего ствола не доставала до моих губ на каких-то 4-5 см. Лия мне помогала изо всех сил. Она прижималась ко мне со спины, помогая сильнее согнуться, в то же время левой рукой подтягивая ко мне мой член, а правой подтягивая яички. Но, несмотря на наши усилия, мы выиграли только 1 см, хотя, казалось, чуть не разорвали член пополам. Лия не сдавалась и подбадривала меня.

– Ну ка, давай ещё чуть-чуть!

Я ещё раз напрягся, даже закрыл глаза, и вдруг головка моего члена оказалась у меня глубоко во рту! Я чувствовал её языком, зубами и губами, а также чувствовал членом движение собственного языка. Чуть сжав свои зубы, я почувствовал их давление вокруг члена! Это было так прикольно! Чуть подавшись вперёд, я почувствовал, что мой член входит мне в рот ещё глубже. В то же время, я больше не ощущал напряжения в своей спине, которая смогла даже несколько разогнуться, и не было чувства натянутого изо всей силы члена. Зато я прекрасно чувствовал тёплую руку Лии на своих яичках и её руку, держащую мой член. Я подумал, что, наверно, мой член удлинился ещё больше. Может быть, теперь он уже полметра в длину! Куда же я буду его прятать?

Я полулежал, откинувшись затылком на Лиину грудь, и держал глубоко во рту свой член. Когда я напрягал мышцы таза, то языком и губами чувствовал, как член напрягается. Сжимая свои зубы, я чувствовал своим членом это сжатие. Это было так необычно и так здорово!

– Вот видишь, я же говорила, что всё получится! А теперь открой глаза и посмотри на это!

Я открыл глаза и увидел первым делом ствол своего члена, торчащий у меня изо рта, а на его конце, не очень далеко от моего лица, руку Лии, держащую мои яйца вместе с корнем члена!

Первая мысль была: «Всё-таки она мне его отрезала или оторвала вместе с яйцами!» Я хотел крикнуть от ужаса, но крик не получился, так как мой рот был плотно занят. Зато я очень хорошо почувствовал свой крик своим членом в виде вибрации! Что-то было не так! Боли не было, крови тоже, и все свои причиндалы я чувствовал очень хорошо! Лия шептала мне что-то успокаивающее:

– Тише, тише, милый! Всё в порядке, всё просто замечательно!

Я выхватил свой член и яйца из её нежных рук (она не сопротивлялась) и выдернул член изо рта! Потом я сел на постели и стал рассматривать, как свои причиндалы в руке, так и то, что у меня осталось между ног. Конечно, в первую очередь, я осмотрел свой «букетик», который держал в руке, с обратной стороны. Там было кольцо от разделившегося вдоль двойного браслета, как будто приклеившееся к ровному срезу. Вторая половинка браслета приклеилась к моему паху. Выглядели «плоскости среза» практически одинаково: розовая поверхность, похожая на молодую кожу, только очень ровная. В середине этого розового кружка на моём паху выступал небольшой бугорок, примерно 1 см в длину и 1 см в диаметре, с отверстием посередине. В центре аналогичного кружка со стороны члена было углубление с отверстием. Углубление и бугорок по форме идеально подходили друг к другу.

– Дорогой, если тебе страшно или неуютно, можно присоединить твоё хозяйство обратно. – Лия взяла у меня мои причиндалы, ловко совместила кольца, чуть повернула, и всё моё хозяйство вернулось на своё место!

Я потрясённо молчал. Мой член опять стоял колом, но руки немного тряслись.

– Давай его снова испытаем! – опять этот плотоядный взгляд! Конечно, это она всё подстроила!

Я вдруг понял, что не сержусь на неё, а, наоборот, благодарен ей! Пока я обдумывал ответ, она уже опять сидела на моём члене, точнее лежала на мне с моим членом внутри, обняв меня ногами и руками. Внутри её бежали мне навстречу её изумительные волны. Я осторожно вместе с ней приподнялся на кровати, а затем встал на пол. Она, как прошлый раз, отпустила свои руки и немного покачалась на моём члене вверх-вниз. Я чувствовал её прекрасно и мой член работал не хуже, чем всегда. Может мне приснилось, что я держал его во рту отдельно от своего тела?

– Ты должна мне объяснить, что это такое, и как с этим обращаться? – Мы опять лежали рядом на кровати после бурного секса.

– Конечно! Смотри, – она села рядом и дотронулась до браслета, ставшего уже единым целым с моими причиндалами, – Видишь, кольца вращаются относительно друг друга. Если совместить их узор – они разъединяются, – в руке у неё опять оказалось моё хозяйство, отдельно от меня.

– Чтобы вернуть всё на место, надо соединить кольца, совместить узор, а потом повернуть кольцо так, чтобы узор был нарушен. Тогда они соединятся очень прочно, прочнее чем раньше. Ты видел, что он легко выдерживает мой вес. Да и твой вес выдержит. Теперь тебя можно подвесить за яйца или за член к потолку и тебе ничего плохого от этого не будет, даже боли не почувствуешь. Можно будет проверить потом, если захочешь! Если вдруг соберёшься долго держать это твоё хозяйство отдельно, то лучше поместить его в банку или ведёрко с молоком, лучше со сливками, а ещё лучше – со сметаной. Это, кстати, способ быстро восстановить потраченные сексуальные силы. Ты свой член будешь чувствовать всегда, и реагировать он в автономном состоянии будет так же, как и в обычном. Постарайся его не потерять! У него есть ещё несколько свойств: например, его можно заморозить во льду или вскипятить в кастрюле на плите – ему это не повредит, тебе тоже. Бритвой, ножом, топором, бензопилой или болгаркой его неповредить, так же, как и молотком не расплющить. А ещё ты всегда будешь знать, в каком направлении и примерно на каком расстоянии от тебя он находится. Вот и всё. Да, забыла, если массировать твои яички, сжимая их, примерно так, как я своими ягодицами, член будет временно ещё больше увеличиваться.

– Ладно, я всё понял, не понял только одно: этот браслет действительно волшебный?

– Эх ты, дожил до 30 лет, а всё в сказки веришь! – она весело засмеялась, но потом погрустнела, – Ты всё скоро узнаешь! Пока не расспрашивай меня.

Следующие несколько дней мы разнообразили свой секс всякими «испытаниями» моих штучек, иногда не очень приятными, но большей частью возбуждающими. Лия, например, могла неожиданно вмазать мне ногой прямо по яйцам, но, кроме мимолётного испуга, больше никаких неприятных ощущения я не испытывал. То же самое было, когда я по привычке подошёл к ней сзади на кухне, а она, развернувшись, ухватила меня левой рукой за член, а правой рукой, державшей пресловутый отточенный кухонный нож, несколько раз полоснула им изо всей силы по члену. Надо ли говорить, как я испугался, хотя никаких следов насилия на члене не осталось. Однажды она напросилась со мной в гараж и там было целое представление: она крепко зажала мой член в тиски и дала мне пилу, чтобы я освободился! Примерно двадцать минут я честно, но безуспешно пытался хотя бы поцарапать свой ствол с помощью пилы, а потом, положив его на верстак, сперва осторожно, а потом как следует, рубанул по нему топором! Конечно, ничем я ему не повредил, как Лия и предупреждала, но возбуждение получил потрясающее! После этого секс на заднем сиденье автомобиля получился великолепным!

Но больше всего мне понравилось трахать свою подругу «автономным» членом и, при этом, лизать и целовать её клитор. Член при этом проходил всего в нескольких миллиметрах от моих губ, так что я мог лизнуть языком и его, и чувствовать одновременно своим членом и Лиину пещерку и свой язык. Однажды я даже взял свой ствол зубами посередине, как собака берёт косточку или брошенную палку, и, держа свой член в зубах, ввёл его Лие во влагалище без помощи рук. А ещё мы возились с членом и яйцами, как две собаки из-за одной косточки, пытаясь вырвать их друг у друга без помощи рук! Один из нас держал эту аппетитную «косточку» зубами у корня члена почти у самого кольца, а второй тянул член к себе, ухватившись зубами за головку. При этом мы рычали, как настоящие собаки, и пытались разорвать его пополам. Этого, конечно, не получалось, но часто игра заканчивалась тем, что болтающиеся яйца сокращались и член начинал брызгать спермой. Неизвестно, кого больше заводили подобные вещи: меня или её, но удовольствие мы оба получали беспредельное!

А ещё мы ходили с ней на пляж, оставив мои причиндалы дома в ведёрке с молоком. На Лие было надето микро-бикини, и я видел, как напрягаются члены окружающих нас мужиков, так что кое-кому из них приходилось ложиться на песок лицом вниз и сжигать на солнце свои спины дочерна. Некоторые, особенно «восточные» мачо были вынуждены уходить куда-то в укромные места для «разрядки». Ситуация меня тоже сильно возбуждала, и я чувствовал, как дома в ведёрке с молоком расправляется и дёргается мой «арестованный» член. От возбуждения он высовывал свою головку из молока, и она поднималась над краем ведра, дожидаясь нашего возвращения и своего триумфа.

В то же время, нас обоих заводило то, что в плавках у меня вставать, пугая окружающий народ, было нечему, а в каком состоянии находилось то, что осталось дома, никто не видел. Мы лежали рядом на горячем песке животами кверху и веселились, наблюдая за мужиками, которые, кто украдкой, а кто явно, пялились на идеальные Лиины груди, увенчанные торчащими в небо сосками, которые не мог скрыть никакой купальник. Лия шептала мне на ухо, что все женщины поблизости уставились на мои плавки, не видя у меня никакой реакции.

– Смотри, у всех мужиков всё торчит, а у тебя ни члена, ни яиц не видно. Все думают, наверно, что ты кастрат! Видели бы они! Кстати, как ты чувствуешь, что он там сейчас делает?

– По-моему, пытается выбраться из ведра!

К нам подходили мужики, по одному и группами, предлагали Лие то сыграть в волейбол, то покататься на скутере или катере, то обещали угостить шашлыками и шампанским. Меня, при этом, похоже в расчёт уже не брали. Когда приставания стали настойчивыми, Лия надела на себя свою «спецодежду» из бесформенных кофты и джинсов, и мигом превратилась в ту самую «лахудру», которую я встретил на вечеринке. После этого она взглянула на незадачливых поклонников таким взглядом, что они мигом потеряли к нам интерес.

– Ну, что же, пора выручать нашего «арестанта», – шепнула она мне, и мы отправились домой.

Пока мы ехали к дому, я немного расслабился и войдя в квартиру мы увидели просто ведро с молоком, из которого ничего не выглядывало. Я протянул руку, чтобы проверить, где наш «пленник» прячется, но Лия остановила меня.

– Подожди, я его сейчас выманю! Смотри на меня!

Она включила музыку и стала медленно раздеваться. Это было целое представление. Хотя мне казалось, что я давно изучил каждый миллиметр её роскошного тела, на этот раз она превзошла саму себя. К тому времени, как она сняла с себя последнюю часть туалета, я хотел её так, как никогда ещё до этого. Я смотрел только на неё и только краем уха слышал какой-то плеск в ведре. Она взглядом показала мне на это ведро, хотя я и так знал, что там можно увидеть.

Действительно, мой член торчал из ведра, как палка, напоминая кобру, завороженную флейтой факира.

– Вот он, мой родной, соскучился без мамочки! Сейчас я тебя приласкаю! – Лия склонилась над ведёрком, и я почувствовал, как её нежные губы мягко обнимают головку моего сокровища. Она нежно ласкала её своими губами и язычком, пока твёрдая от неимоверного внутреннего давления головка постепенно скрывалась у неё во рту. Вот она уже полностью скрылась из глаз, но член продолжил движение, втягиваемый внутрь как насосом. Этот процесс длился и длился, молоко стекало по Лииному подбородку и по её груди, а член, казалось, никогда не кончится! Наконец над поверхностью молока появились мои яички, увенчанные браслетиком, как короной.

Лия выпрямилась и посмотрела на меня. Весь член поместился у неё в пищеводе, а может достиг желудка, снаружи осталось только колечко, и свисающие на подбородок яички. Думаю, такого зрелища ещё никто никогда не видел! Видно было, что её шея немного увеличилась в диаметре из-за распиравшего её члена. Она поворачивала голову из стороны в сторону, наклоняла её, и я очень хорошо чувствовал все эти движения. Кончилось всё тем, что перевозбуждённый член выстрелил порцией спермы прямо ей в желудок. Это был потрясающий оргазм! На некоторое время я почти отключился, член расслабился, и Лия извлекла его наружу. Как в тумане я видел, как Лия споласкивала под душем этот, потерявший временно чувствительность почти сорокасантиметровый «шланг», раскладывает его на полотенце во всю его длину, вытирает его, делает с ним ещё что-то, может массаж, но мне уже было всё равно, глаза мои закрылись.

Когда я проснулся, Лия спала рядом, а на подушке около моей головы лежал мой член, завязанный узлом. Никогда не думал, что это возможно. Со стоящим членом такого не сделаешь. Лия просто воспользовалась моим сном.

А потом, через несколько дней, Лия исчезла.

Ночью мы, как обычно, занимались разнообразным сексом, а наутро от неё не осталось и следа, один браслет на моих причиндалах. Она исчезла так же неожиданно, как появилась в моей жизни. Случайно осталось несколько её фотографий, сделанных моим телефоном, когда мы гуляли по городу. Фотографий было много, но они все исчезли вместе с ней, оставшиеся сохранились только потому, что я однажды сделал их копии на рабочий компьютер, и Лия про них не знала. Я пытался её искать, звонил в милицию, больницы, даже в морги, но внутренне я знал, что это бесполезно. Так прошло два месяца, и я получил от неё письмо. Оно пришло не по почте. Просто, когда я однажды вернулся с работы, на столе лежал чистый не заклеенный конверт и на нём стоял небольшой термос. В конверте было напечатанное на принтере письмо и фотография. С фотографии на меня смотрела Лия, обнимавшая двух мальчиков примерно пяти лет. Лия выглядела немного старше, чем на моих фотографиях, а дети были похожи друг на друга и … на меня

.

Письмо было такое:

————————————————————————————

Костя, любимый!

Прости меня, пожалуйста, но я должна тебе объяснить хотя бы что-то. Ты ведь понимаешь, что наша встреча не была случайной. Ты был моим первым и последним заданием, и первой и последней любовью. Время в нашем мире идёт по-другому и задерживаться я больше не могла, и так пропустила все сроки.

У нас были очень большие проблемы, но с помощью тебя и ещё нескольких человек с Земли они благополучно решаются. Наш мир – это не планета (мы давно уже не живём на планетах), но неважно. У нас развилась демографическая катастрофа, которую мы не сразу смогли распознать и найти причины. К тому времени, как мы нашли способы борьбы с этим явлением, было уже поздно – у нас практически не осталось мужчин. Нужен был свежий генетический материал.

Ещё раз, прости меня, но я не смогла сказать тебе всю правду. В обмен на твои потрясающие сексуальные способности, которые ты получил вместе с браслетом, и на два месяца неземного сексуального наслаждения, мы взяли у тебя твой генетический материал, точнее ВЕСЬ твой генетический материал. В переводе на твой привычный язык, мы взяли у тебя твои яички. Теперь у тебя больше не будет детей, полученных естественным способом. С тестостероном у тебя не будет проблем, его у тебя вырабатывает сейчас другая ткань, а вот твои сперматозоиды оказались нам нужнее. Может быть, тебя успокоит мысль о подрастающих миллионах твоих детей в нашем мире, и о двух наших с тобой сыновьях, единственных за последние восемьдесят лет мальчиках, зачатых и рождённых естественным путём. Они займут в нашем мире особое положение, как первые знаки надежды.

Прощай, мой единственный, любимый! Мы не сможем больше общаться. Через два ваших года мне уже исполнится 80 лет. Теперь ты понимаешь, что у меня не было мужчин до тебя, так же, как и не будет их потом.

Твоя ЛИЯ.

PS. Если ты всё же захочешь иметь земных детей, я сохранила немного твоей спермы, достаточной для зачатия десяти малышей, даже по вашим несовершенным технологиям. Она в термосе.

————————————————————————————

Сейчас я сижу за столом и дописываю свою историю. Сперму из термоса я сдал на хранение в специальное хранилище, вдруг пригодится. Если Лия написала правду, сейчас ей уже больше восьмидесяти лет. Я смотрю на её фотографии и чувствую, как распрямляется и набухает мой член в банке с молоком, стоящей на столе. Иногда он плещется там, как большая рыба в аквариуме.

Подборка для тебя:

Комментарии закрыты.