«21-Очко»

1. Колька, Сашка, Я.

Хочу рассказать историю, которая приключилась с моим приятелем, повлияв как на его, так и на мою дальнейшую жизнь. Нам было по 19-18 лет. В те славные времена мы все летнее время проводили во дворе, играли в карты, покуривали, пробовали пиво и мечтали все стать взрослыми. Нас, как и всех наверно в этом возрасте интересовали «взрослые темы». Могли говорить об этом часами, карты были с голыми бабами, сидели, играли и разглядывали их, обсуждая их прелести, мечтали о них, хотя толком ничего и не знали о том, что бы с ними стали делать.

Мы, три закадычных друга всегда мотались вместе, как говориться не разлей вода, все делали вместе, ночевали друг у друга, кушали и даже мылись вместе. Нам с Колькой было по 19 лет, на вид мы выглядели поспортивнее, чем Сашка. Сашке было 18 лет, он был по упитанней, я бы даже сказал полный и на вид больше похож на девчонку, и волосы длинные, кудрявые, соломенного цвета, но мы его в обиду не давали с ним было интересно, он много читал и умел интересно рассказывать.

Где то в середине лета Сашка уехал в лагерь, я уехал в деревню, да и Колька тоже вроде, куда-то мотался с родителями на 3 недели. Вернулись в город в середине августа готовиться к школе. Вроде все было как прежде, но Сашка как то изменился, был замкнут, как будто, его что-то тревожило, был погружен в себя. Сначала я заметил что, что то, не так, когда Сашка на отрез отказался играть в карты, чем изрядно огорчил нас, мы всегда играли на троих, вдвоем не удобно и не так интересно. Последней каплей стало когда, мы как всегда остались ночевать у меня и перед сном полезли мыться, и потом спать.

Мыться он не хотел с нами, хотя раньше, мылись вместе, все было нормально. Потом согласился, мы пошли мыться, разделись, залезли в ванну всё как всегда вроде, только Сашка какой-то не такой, то закрывается, то руками пах прикрывает. Тут я заметил, что у него стоит, ну как бы меня не удивил тот факт что стоит, а удивило то, что стоял явно на нас. У нас уже была у всех эрекция, мы рассматривали карты с голыми бабами, видели и другие картинки, старшие пацаны показывали, но это был стояк на картинку, а тут совсем другое. Я решил поговорить с Сашкой и выяснить все, что с ним творилось после лагеря.

Колька никаких перемен Сашки не заметил, он вообще не особо внимательный, я решил Кольку к разговору не привлекать, подумал, сначала сам все разузнаю. На следующий день, я раньше обычного зашел за Сашкой гулять, мы пришли на наше место за гаражами и тут я ему в лоб сказал, что все знаю и хочу, чтоб он сам мне все рассказал или он мне не друг. Сашка явно не ожидал такого поворота и напора от меня, и его как прорвало, тут он мне и выложил всю историю, что произошла с ним в лагере, и почему в карты играть больше не хочет, и почему на нас встал у него, ну все по порядку.

2. Лагерь.

Спортивный лагерь назывался Орленок – стандартно-обычное название для стандартно-обычного лагеря. Сашка первый раз поехал в лагерь, вообще первый раз оказался один на один с так сказать жизнью, так как она есть. Во дворе мы его в обиду не давали, поэтому никто не рисковал, как то шутить или смеяться над ним. Тут сразу как говориться все встало на свои места, ему сразу объяснили, что он толстый, жирдяй, да еще и похож на девчонку. Атмосфера не располагала к отдыху и веселью. Дни показались вечностью, от насмешек и издевок не было продыху.

И начались как то они сразу и от одних и тех же, остальные тоже иногда подсмеивались, но не особо. На третий день издевок и насмешек подошел вожатый Сашкиного отряда, худенький парень 19-ти лет, слащавого вида и разогнал всех кто издевался над Сашкой. Сашке сказал, чтоб держался его, если не хочет дальнейших издевательств и вообще дружба с вожатым сулила Сашке уважение и привилегированность среди пацанов, можно спать не ложиться когда отбой и до ночи гулять.

Конечно, Сашка обрадовался, решил, что все плохое позади, впереди беззаботные летние дни в лагере и вообще он же умный, начитанный и с ним интересно и это то и заметил вожатый его отряда, взрослый парень, это льстило Сашке и он сиял от гордости. В этот день вожатого он больше не видел. На следующий день Сашка все искал встречи с вожатым, хотел постоять с ним, перекинуться парой слов, чтоб все видели, что он дружит со старшими. Как ни странно, те кто издевался над Сашкой резко перестали над ним издеваться, но Сашку это ни чуть не удивило, теперь он дружит со старшими и ему ничего не страшно.

На пятый день так сказать дружбы с вожатым, они встретились на завтраке. Вожатый Сергей отозвал Сашку в сторонку, Сашка важный как павлин подошел к вожатому. Вожатый предложил Сашке ночью спать не ложиться, сказал, что у него есть пиво и сигареты и вообще они теперь друзья, а вместе толком не поболтали и ничего друг о друге не знают, вот и познакоми

мся по настоящему. Сашка рад был как апельсин, он никогда не курил и не пил пиво со взрослыми. Вожатый в его глазах стал лучшим из лучших, и он был готов для него на все, и если бы вожатый попросил бы его залезть голым в озеро или затушить пальцем спичку или еще что, то он бы согласился не раздумывая.

После отбоя Сашка не спал, выжидал когда, отряд погрузиться в сон и тихое сопение наполнит помещение. Где то в 22.00 все уже спали. Он вышел из барака и отправился в душевую. Так все называли помещение, где отряд принимал душ, хотя там была и сауна, и комната отдыха, которые всегда были закрыты, но вожатый Сергей сказал, что у него есть ключ от комнаты отдыха и там есть телек, можно сидеть смотреть и пить пиво, и главное никого не боятся.

3. Игра.

Когда Сашка подошел к комнате отдыха, там уже тихо играла музыка и раздавался шепот разговоров. Сашка нерешительно зашел в комнату отдыха щурясь с темноты, толком не видя кто там. В комнате отдыха помимо вожатого Сергея был еще завхоз лагеря Антон Петрович. Антону Петровичу на вид было лет около 45, роста среднего, может сантиметров 170, весом килограммов 75-80. Всегда причесан и пах одеколоном.

Завхоз постоянно крутился около душевой, в то время когда там мылись. Часто заходил в душевую и спрашивал, нужно ли чего, все ли нормально, хватает ли мыла, теплая ли вода. Иногда Антон Петрович принимал сам активное участие в помывке мальчишек, поливая их из шланга, было весело. Когда глаза Сашки привыкли к полумраку, то он увидел, что вожатый и завхоз сидят на диване. Они курили, пили пиво и тихонько над чем то посмеивались. Сашка как то растерялся, но ему предложили пройти в комнату отдыха, сразу налили пива, дали сигаретку и вообще относились к нему как к взрослому – это льстило Сашке.

Вскоре вожатый сказал, что ему нужно срочно отойти и он скоро вернется и Сашка остался с Антоном Петровичем одни. Антон Петрович предложил пока поиграть в карты в 21-очко, Сашка с удовольствием согласился. В этот день стояла жуткая жара, даже ночью было жарко. Антон Петрович предложил играть на раздевания, сказал, что играть на интерес в карты совсем не интересно. Все взрослые играют на что то, а раз денег у нас нет, то будем играть на раздевание. Сашка согласился, ему очень хотелось быть взрослым.

Играли быстро и с переменным успехом, то Сашка выигрывал, и тогда Антон Петрович снимал вещи, то наоборот. В итоге через пол часа, примерно, они остались в одних трусах и тут Антон Петрович опять проиграл. И не затягивая, спокойно стянул их, сел на диван как ни в чем не бывало, широко расставив ноги. Сашка впервые увидел так близко голого мужика, там у него было брито только немного волосиков, в виде прямоугольника, над самим писюном.

Хотя писюном это назвать было нельзя – это был член, большой как показалось Сашке, он торчал, не стоял, а именно торчал, сизая головка была приоткрыта, практически вся была наружу. Ну и конечно, в следующую раздачу, проиграл Сашка. Он стянул трусики и сел на диван, слегка прикрывая свой писюн, не из за того что стеснялся, а из за того что он тоже к Сашкиному удивлению слегка торчал, наверно от выпитого пива, подумал Сашка. Такое бывало, конечно и раньше с Сашкой, но только тогда когда он разглядывал карты с голыми бабами, а тут вот так вот. Тут Антон Петрович предложил играть на желания раз снимать больше нечего, Сашка конечно согласился.

В общем Сашке в карты больше не везло, он проиграл подрят раз 6 или 7, потом разок выиграл и решили больше не играть, тем более Сашка уже захмелел от выпитого пива и выкуренных сигарет. Антон Петрович спросил Сашку о его желании, раз он выиграл, то он может потребовать одно желание. Сашка попросил разрешения не спать днем, когда отбой, а сидеть со старшими вожатыми в беседке, играть в карты, конечно Антон Петрович согласился и разрешил. Антон Петрович сказал, что у него есть тоже желания и Сашка, раз проиграл, то должен их выполнить. Сначала, Антон Петрович попросил, чтоб Сашка сделал ему массаж спины и поясницы. Антон Петрович лег на живот, Сашка сел рядом и стал массировать ему спину, поясницу. Антон Петрович попросил, чтоб Сашка массировал чуть ниже и Сашка уже руками стал захватывать и ягодицы.

Руки у Сашки мягкие, пальчики пухлые, впрочем, как и он сам. Тут Антон Петрович перевернулся, сел на диван и сказал, что сейчас покажет, как нужно делать массаж. Сказал Сашке, чтоб он лег на живот. Сашка послушно выполнил, лег на диван. Антон Петрович стал гладить ему шею, спину, постепенно спуская руки на поясницу и затем на попу. Сашка почувствовал, как Антон Петрович положил ему полностью руки на попу и стал массировать, как ни странно Сашке это нравилось, ни то он разомлел от дневной жары, ни то от выпитого пива, было приятно и спокойно Сашка даже стал слегка подремывать. Руки Антона Петровича были явно умелые, как отметил Сашка, еще Сашка отметил что время от времени большие пальцы Антона Петровича упираются ему прямо в его дырочку, слово анус Сашка еще не знал, в то время.

Сашка подумал, может так надо, хотя иногда большой палец прям иногда чуть-чуть проваливался в анус. Было не больно, было как то непривычно. Сашка совсем разомлел. Его пухлое, мягкое тело совсем расслабилось. Антон Петрович встал, сказав Сашке чтоб он лежал, что ему нужно что то взять, чтоб продолжить массаж. Антон Петрович взял со стола свечку, обычную, белую, длинной сантиметров 12-14, шириной сантиметра 3. Затем Антон Петрович сказал, что хочет сделать Сашке особый массаж, его делают только особым близким друзьям и опять же это его желание, второе и Сашка должен его выполнить. Сашка даже и не думал отказываться, тем более ему массаж нравился. Антон Петрович, чем то намазал большой палец и стал им прям сразу массировать анус, немного надавливая на него пока большой палец на треть наверно не попал Сашке в попу. Сашка напрягся, но тут Антон Петрович сказал, что все в порядке и чтобы Сашка расслабился, так нужно. Сашка расслабился и Антон Петрович аккуратно вынул палец.

Антон Петрович взял свечку, намазал ее той же мазью и стал ею потихоньку вращать, на Сашкином анусе, как бы вкручивая ее и по тихоньку надавливая. Сашка почувствовал, как свечка стала проваливаться в него, Сашка старался не напрягаться. Антон Петрович гладил его по попе и говорил, что Сашка молодец и настоящий друг. Свечка все проваливалась в Сашку, пока практически полностью не вошла в него. Антон Петрович стал по тихоньку вращать свечку в Сашке, было не больно, свечка была хорошо смазана, и довольно таки хорошо вертелась в попе. Сашка прислушивался к своим ощущения – это были новые, необычные ощущения. Больно не было и ладно, подумал Сашка. Затем Антон Петрович стал вытаскивать и обратно засовывать свечку в попу при этом добавил еще мази, так как свечка еще лучше стала скользить в попе. Странно, но Сашке это все уже не казалось странным, он чувствовал себя взрослым, так как находился со взрослым, и явно занимался «взрослыми вещами».

Спустя 5-7 минут, Антон Петрович сказал Сашке, чтобы он подвинулся ближе к спинке дивана и лег на бок, что он устал сидеть и лег рядом сзади Сашки. Все произошло как то быстро и Сашка оказался зажат, между спинкой дивана и Антоном Петровичем. Сашка почувствовал, как ему в поясницу уперлось что то твердое, скользкое и горячее, он еще подумал как тут оказалась свечка, почему она такая горячая, вроде он видел как ее положили на стол. Антон Сергеич, правой рукой обнял Сашку и прижался еще сильнее, стал гладить ему его пухлую грудь, прям как у девчонки, потом стал мять и гладить живот. Сашка растерялся, не знал как себя вести, что сказать, как вообще реагировать.

Может притвориться, что уснул, в общем, пока Сашка думал как себя повести, в данной ситуации, Антон Петрович продолжал его гладить и мять складки на его животе. Говоря на ухо, чтоб Сашка ничего не боялся, расслабился и что Сашка его настоящий друг, а друзья не стесняются друг друга и не бояться, и потом он же проиграл ему в карты и должен выполнять его желания. Через какое-то время Антон Петрович подхватил правой рукой Сашкину правую ногу и закинул на свою правую ногу, их левые ноги были вытянуты, получилось так, что Сашка как бы навалился на Антона Петровича боком.

В следующее мгновение Сашка почувствовал, как ему в попу что-то уперлось, твердое, скользкое и горячее. Сашка понял что это, это был член Антона Петровича. Сашку вдруг осенило, что собирается сделать Антон Петрович, и он весь как то обмяк от неожиданности, тело стало ватным, он испугался, но сделать уже ничего не смог. В этот самый момент, как он все это понял, Сашка почувствовал, как в него входит член. Сначала входила головка, она уперлась в анус, особого сопротивления не было, все было хорошо смазано.

Сашка почувствовал , как головка члена оказалась у него в попе. Сашка глубоко и прерывисто задышал ощущая как горячий и гладкий член, потихоньку входил в его маленькую, пухлую попку. Скорее всего, Сашка сам как то на него насаживался, так как был слегка сверху, боком наваливаясь на Антона Петровича. Правой рукой Антон Петрович держал Сашку за живот и тянул на себя. Его Дыхание было горячим, влажным и прерывистым, он шептал Сашке на ухо, какая у Сашки мягкая и нежная кожа, какие у него душистые, кудрявые волосы, при этом начал целовать Сашке сзади шею за ухом. Сашка вспомнил как выглядел член Антона Петровича и испугался, как он такой большой и поместиться у него в попе, но на его удивления член потихоньку входил в попу, изнутри раздвигая ее.

Член у Антона Петровича на вид был примерно сантиметров 15-16, ну может 17 точно Сашка не знал, но выглядел вроде длиннее свечки, которую ему сначала засовывали в попу и вроде был потолще, по крайней мере, сама головка. Член вошел уже практически полностью, когда внутри появилась какая то преграда. Антон Петрович попросил Сашку слегка потужиться. Как только Сашка стал тужиться, Антон Петрович сделал легкий толчок и член продвинулся дальше, Сашка вскрикнул, было больно. Антон Петрович остановился и стал опускать руку с Сашкиного живота вниз и нащупал Сашкин писун, он стоял. Стал гладить его, обхватывая пальцами, потом стал гладить яички, слегка их переминая пальцами.

Сашка замер, с одной стороны ему было больно глубоко в попе, с другой стороны ему нравилось то что делает Антон Петрович рукой с его писей. И тут он почувствовал, что член Антона Петровича полностью вошел в него, он и не заметил, как это произошло. Внутри было горячо, боль отступала. Сашка чувствовал, как яйца Антона Петровича, большие и гладкие уперлись ему в попу. Сашкина попа пыталась закрыться, но член в нутрии нее не давал этого сделать. Член глубоко и плотно сидел в попке. Антон Петрович стал потихоньку вытаскивать член из Сашкиной попки, Сашка подумал, что все. Член вышел только на половину и потом опять пошел в внутрь Сашки. Сашка опять вскрикнул, было опять немного больно, но уже не так. Антон Петрович немного сжал Сашкины яички и Сашка интуитивно расслабил попу. Антон Петрович стал потихоньку вытаскивать и опять вставлять член в Сашкину попу.

После каждого толчка Сашка ойкал, айкал, издавал различные звуки. В эту какофонию звуков вмешивалось сопение и пыхтение самого Антона Петровича, также отчетливо было слышно, как мокрые и липкие яйца Антона Петровича стукаются о Сашкину попку, эти звуки были похоже на шлепки. Сашка понял, что его ЕБУТ. Конечно, он слышал это слова, знал что мужчины это делают с женщинами, как именно это происходит он не знал и конечно же не видел. Но тут он понял, что именно это и делают с ним, он не знал, что это может между мужиками. Но Антон Петрович ведь взрослый и Сашке тоже хотелось быть взрослым. Все эти мысли роились в голове Сашки. В это самое время Антон Петрович продолжал трахать Сашку, было очевидно, что он знал толк в этом.

Он ласкал Сашку правой рукой, то погладит и помнет его пухлую грудь, то пальчиками сожмет и помнет его сосочки, которые торчали, это с удовольствием про себя отметил Антон Петрович, то начинает мять и гладить живот Сашки, после всего этого непременно опуская руку ниже на Сашкин торчащий писюн, слегка подрачивая его, при этом не забывая слегка мять яички.

В это время член Антона Петровича уже относительно легко входил в Сашкину попку. Темп с которой Антон Петрович трахал Сашку стал быстрее, Сашка чувствовал как в нем быстро двигается член, как о его попку стукаются яйца, как о его бедра бьются бедра Антона Петровича. Больше в Сашкиной голове не было никаких мыслей, в ней было совсем пусто, ему было приятно все, что с ним происходило. Мысль о том что его ебут, как то странно возбудила Сашку, его ебал взрослый мужчина, делал это умело, по настоящему, все это приводило Сашку в какую то эйфорию. Сашка сам этого не ожидал, того что вдруг почувствовал, так ярко, так насыщенно, всеми фибрами своего тела. Антон Петрович время от времени полностью выходил из Сашки, давая анусу немного закрыться, потом вновь вставлял член в Сашку.

Сашка неосознанно вскрикивал при этом, это получалось само собой. Судя по всему Антону Петровичу это нравилось. Нравилось слышать тихие стоны Сашки. Спустя примерно минут 10 Антон Петрович вышел из Сашки и слез с дивана. Встал на колени перед диваном, перевернул Сашку на спину и повернул к себе так, что Сашкина голова оказалась прислонена к спинке дивана и наклонена, а ноги свешивались с дивана и стояли на полу. Антон Петрович стоял на коленях между Сашкиных ног. Тут Сашка увидел член, которым его только что ебали, он стоял, не торчал, а именно стоял, раньше Сашка такого не видел.

Это был настоящий, большой член, взрослого мужчины. Головка была полностью открыта, бурого цвета, даже вроде с каким-то фиолетовым отливом. Сашка смотрел на член заворожено, ему не верилось что такая штука, только что была у него в попке. Член покачивался, был весь блестящий, чем-то смазан, масло или мазь, Сашка не знал чем именно. На члене были небольшие коричневые разводы, Сашка понял что это, но ничуть не смутился. Антон Петрович взял член рукой и стал водить им по Сашкиным голеньким яичкам, по торчащему писюну. Горячая головка члена Антона Петровича, делая круговые движения, медленно скользила по Сашкиной мошонке. Сашка чувствовал прилив тепла в низу живота. Он смотрел на все это и понял, что это все ему нравиться, эти прикосновения, ласки. Нравиться когда член Антона Петровича прикасается к его писюну и яичкам.

Тут Антон Петрович взял Сашкины ноги под коленки и согнул их так, что Сашкина попка чуть свесилась с дивана и оказалась прямо напротив члена Антона Петровича. Антон Петрович сказал Сашке, чтобы он держал так ноги. Сашка послушно выполнил, обхватил ноги под коленками, ноги были широко расставлены. Сашка ждал, что будет дальше. Антон Петрович взял правой рукой член и направил в попку Сашке. Сашка смотрел заворожено, ему все хорошо было видно. Сашка почувствовал, как головка члена уперлась ему в анус, сопротивления уже практически не было.

Медленно и аккуратно вошла головка. Сашка слегка застонал, поймав себя на мысли, что скорее всего, он это сделал ото того, что ему приятно было, как головка члена, такая горячая и упругая раскрыла, раздвинула его попку. Член стал медленно проваливаться в попку, раздвигая все внутри. Сашка смотрел на это, его охватывало возбуждение, дыхание стало прерывистым, горячим, влажным с задержками. Ощущение члена внутри себя стало нравиться Сашке, сама мысль об этом заводила его. Когда член был практически на половину в Сашке Антон Петрович толчком вошел в него полностью, Сашка опять айкнул.

Антон Петрович левой рукой взял Сашку за плечо, а правую положил Сашке на живот, при этом слега поглаживая его складки и сжимая их. Сашка был пухлый, у него было что сжимать и гладить. Антон Петрович стал потихоньку двигать членом в Сашке, примерно на половину вытаскивая его и обратно вставляя. Постепенно движения Антона Петровича становились все быстрее, член спокойно на всю дину входил в Сашкину попу. Сашка слышал шлепки яиц о свою попу, он чувствовал, как они слегка прилипали от пота к попке.

Сашка слегка покрикивал не от того что ему больно, это получалось уже само собой, звуки сами вылетали из его горла, это было то мычание, то долгое ааа… Сашка почувствовал как стало горячо в низу живота, писюн Сашкин был напряжен и тоже стоял, хотя был еще маленький. Сашка задрожал и подумал, что сейчас описается. Я сейчас описаюсь, сказал Сашка, Антон Петрович улыбнулся, а сам продолжал трахать Сашку, усиливая темп, при этом тяжело и прерывисто дыша. Тут Сашка громко вскрикнул ааа и понял что из него что то выливается, прозрачное, слегка белое прямо ему на живот и на руку Антону Петровичу.

Правда было совсем немного, всего навсего наверно несколько капель. Наверно это малофья, так они во дворе называли, хотя Сашка не знал что это такое, а слово сперма вообще не знал. Сашка весь дрожал, попка сжималась, судорожно сокращая мышцы. И тут Антон Петрович замычал или даже сказать зарычал, вогнал член в Сашку на полную глубоко так, как только это было возможно и замер, потом слегка вытащил член и опять с силой вогнал в Сашкину попку. Опять слегка вытащил член и затем с силой вогнал его в Сашку. Сашка стонал, в горле уже пересохло. Наконец Антон Петрович замер и навалился на Сашку, член по прежнему был глубоко в Сашке, Антон Петрович тяжело дышал.

Сашка мычал, стонать или кричать уже не было сил. Сашка не чувствовал боли, он почувствовал как попка постепенно расслаблялась и наполнялось чем то теплым. Сашка понял, что в него выливалось, но это никак его не беспокоило, хотя само количество, которое в него влилось, удивило Сашку. Было много, как показалось Сашке. Он понял, что все что произошло ему понравилось, но боялся себе в этом признаться. Его выебали и напускали малофьи в жопу, так бы сказали во дворе пацаны, подумал Сашка и испугался. Через несколько мину Антон Петрович отдышался и вышел из Сашки.

Член по прежнему торчал, не стоял уже, а просто торчал. Головка была открыта но уже было видно как кожица постепенно начала закрывать ее. Член был весь перепачкан белой жидкостью вперемешку с коричневой. Ноги Сашкины дрожали. Сашке по прежнему казалось, что в его попке что то есть. Антон Петрович сказал, что уже поздно и нужно собираться, но сначала нужно сходить в душ, благо он рядом. Сашка встал и пошатываясь пошел в душ, ноги плохо слушались и дрожали в коленках. Сашка почувствовал, что из попки что то выливается, между ягодицами было липко, не приятно и уже начало стекать по внутренней части бедра. Перед душевой было большое зеркало и Сашка подошел к нему, повернулся задом к нему, повернул голову и слегка нагнулся, ему хотелось посмотреть что там.

Сашка развел ягодицы руками. Зрелище было еще то, в середине попки была дырка иначе ее никак не назвать, диаметром наверно пару сантиметров из нее вытекала бело-коричневая густая жидкость. Внутренняя часть ягодиц тоже вся перепачкана белой жидкостью и коричневой, такое ощущение, что он обкакался, по внутренней части бедра были такие же подтеки. Сашка понял, что нужно срочно в душ. Антон Петрович был уже там и намыливался, подозвал Сашку к себе и намылил и его, и вообще вел себя так, как будто ничего и не случилось. Помылись быстро, затем Сашку проводили до барака, было уже 3 часа ночи. Сашка добрался до кровати и обессиленный упал на нее. При этом ощущая, что его попка по прежнему чувствует, как в ней что то есть, и что она еще никак не закроется и закроется ли вообще, с этими мыслями Сашка уснул.

Подборка для тебя:

Комментарии закрыты.