«Соседка тётка Катя.»

Выгнал машину со двора. Соседка тётя Катя спрашивает

– Ты куда, сосед? Далече?

Зовут её тётя Катя, хотя на тётю она особо и не тянет. Старше меня едва ли лет на пять-шесть.Просто привыкли поселковые так звать.

– В город на Губернский.

– Слушай, я дам денег, мне тоже надо прикупить кое-что.

– Да ты лучше сама. Поехали, купишь, что надо. Я ещё не то возьму.

– Да я даже не одета. Пока переоденусь.

– Ничё, я погожу.

– Тогда я скоренько.

Действительно скоренько собралась и вот мы уже едем. На Губернском рынке у нас можно купить всё, от иголки до продуктов. Катерина по бутикам да рядкам шастает, я уже затарил что надо, в машине сижу. Она только успевает пакеты таскать.

– Кать, ты весь рынок скупить решила?

– Дак когда ещё попаду, а всё надо.

– Да ты бы сказала, давно бы сгоняли.

– Вот ещё, – махнула рукой. – Стану я тебя отрывать.

И побежала тратить деньги. Затоварились, загрузились, едем. Болтаем обо всём. Анекдоты травим. Я вспомнил старый анекдот про то, как шоферюга попутчицу подсадил, а она в кабину канистру тащит. Он удивился, спрашивает, что у неё там, а баба отвечает, что бензин. Тот ещё больше удивился, вопрошает, а на кой бабе бензин. Та отвечает, что всегда, как едет с попуткой, так у ближайших кустов у шоферов всегда бензин кончается. Катерина хохочет, жалеет, что канистру с собой не взяла.

– Да ты не бойся, не буду я тебя в кусты завозить.

– А что так-то? Вроде и не старая ещё? Али корявая какая?

– Да нормальная ты, не парься.

– Ну дак завози.

– Ты чего, Катерина?

Та хохочет

– Испужался? Не боись. Просто до дома не дотерплю. Сворачивай давай скоренько, мочи нет держать.

Едва свернул, остановился, Катерина выскочила из машины, побежала к кустам, остановилась, быстро задрала подол и рванула трусы, присела.Не до стыдливости, когда припрёт. И я заодно опростался. Чего домой везти. Катерина к машине подошла

– Еле как отбежала. Чуть прямо тут не села. Срамота какая.

– А какая срамота?

– Ну дак ( она почему-то всегда вместо так говорит дак) перед мужиком чужим задницу заголила.

– И что? Будто я не видел задниц. К тому же у тебя она очень даже симпатичная. Помять бы такую, да засадить потом. Мммм!

– Что, прям хочешь?

– А дашь?

Пожала плечами.

– Ну, коли хочешь, как не дать. Ты же меня вон катаешь. И чего сразу не сказал, трусы бы не надевала. А где? Прямо здесь?

– Так другого места нет.

– А завернёт кто?

– Да кому мы нужны. Да и делов-то. Машину услышим, подол одёрнешь да и всё.

– И то.

Сама подол задрала, буднично, не манерничая трусы снимает. на сиденье ихположила, опёрлась на него же руками, зад выставила.

– Ну дак чё, будешь?

Как не буду, буду, конечно.Вон уже и брюки спустил до колен, и трусы. Встал сзади Катерины. Задница белая, мягкая, так бы мял да и мял. Сам задницу мну, сам концом промеж губ вожу. Головка их раздвигает, то до клитора скользнёт, то в дырочку провалится, то в попу упрётся. Собирает смазку и растягивает её по всей Катиной промежности от почти что пупка и до ануса. Вставил, до конца погрузился, назад. так раз несколько и снова вынул.

– Ну ты что делаешь-то? Чё издеваешься?

– Играю. Не нравится?

– Нравится. Тока ты не туда не попади.

– не попаду.

– А чего прижимаешь?

– Играю. Или не надо.

– Надо. Хорошо как. Ещё так сделай.

Это я уже в руку взял и головкой по клитору, меж губ и снова по клитору. Слегка войти, буквально одной головкой и снова водить, тереть, дразнить. Катька завертела задом, запричитала, завелась. Сама старается насадиться на хуй. Чую, что и я так могу опозориться, кончив не в пизду, а на задницу или ещё куда. Вставил и понеслись. Закончили почти что вместе.Я чуть раньше. Уже выпуская на волю будущих детишек, почуял, как у Катерины сокращается пизда.

Катенька, слегка присев, вытиралась бумажными салфетками, откидывая в сторону использованные.

– Как знала, столько накупила.

Я заржал

– А может и знала. Или хотя бы надеялась такого гарного хлопца совратить.

– Как же, хлопец! Кобель бесстыдный.

– Почему бесстыдный?

– А чего на меня пялишься? Не видел, как баба подтирается?

– Видел.

– А чего тогда?

– Да красивая ты. Вся красивая. А снизу особенно. Так бы и съел.

– Подависся.

– Не подавлюсь.

Катерина закончила подтираться, надела трусы, уселась в машину

– Ну чё, поехали?

– Поехали.

Дома помог ей перетаскать пакеты, сумки, ещё что-то. И как это всё в машину влезло. Катя пригласила заходить запросто, по-соседски.

Не дождавшись гостя, на завтра примерно в обед пришла сама.

– Я тута пирогов напекла. Угостись.

– А с чем?

– Энти вон с творогом, энти с луком-яйцом, энти с картохой.

– Ну так что стоишь неприкаянно? В дом иди. Я чайник поставлю, посидим, почаёвничаем.

Подтолкнул соседку к двери.

– Это хорошо, что пироги. Токма мне больше другая начинка нравится.

Катерина, идущая впереди, тормознула, повернула голову

– Какая? Ты скажи, я напеку.

Задрал ей подол, сзади запустил руку в трусы, нащупал и слегка сжал пизду

– Вот эта. Она вкуснее.

Катя охнула, хотела присесть, может даже отмахнуться. А как, когда руки заняты чашкой с пирогами.

– Пусти! Пусти, охальник! Увидит кто.

А кто увидит? Мы уже в дом зашли. Дотолкал соседку до стола, она поставила пироги, повернулась. А я уже её целую. Очухались на кровати, совершенно голые. Катенька подо мною лежит, ноги задрала, постанывает.

– Ты как в тот раз поиграй. Сможешь?

А чего не смочь? Вытащил хуй, начал головкой по пизде водить.

Лежим, отдыхаем. Правду говорят, что секс любую физкультуру заменит. Даже вспотели слегка.

– Ох и придумщик ты. В городе учился?

– Чему?

– Баб так дразнить. Как водишь, аж дух захватывает. Я аж два раза опросталась. Прямо потекла вся. Постелю вон запачкала. Ты собери простыни, я постираю.

– Зачем? машинка есть. Пусть стирает.

– Мужик – и стирать будешь?

– Говорю же, что машинка есть. Автомат. Загрузил, кнопку нажал и всё.

– Всё у вас, городских, на особицу. Ну, как знаешь. Разлежалась. Пойду я. Делов полно. Я сёня баню топить буду. Приходи, спинку потру. Придёшь?

Сама смотрит хитренько, ждёт ответа.

– Приду. И я тебе потру. Только смотри, могу и не совсем спинку и не совсем потереть.

– Напуга-ал. – Протянула, глянула ехидно. – Как бы я тебе чего не потёрла.

– Напугала. Ну и потрёшь.

Стоя коленями на лавке, упираясь в стенку предбанника, выставив зад, Катерина постанывала, потому что её пизда принимала гостя. Спинки потёрли, пришла пора тереть не совсем спинки и не совсем тереть.

– Ещё, ещё поиграй! Ой, мама! Щас кончуууууу!!!

Подборка для тебя:

Комментарии закрыты.