После всех этих переездов меня всё ж устроили на бирже труда на работу — дворником, снег убирать и слякоть. Ну как устроили — предложили в центре города улицы убирать. А я подумал — чем чёрт не шутит, терять то нечего, бухать полюбому не брошу. Зарабатывал я тогда чуть больше чем то что мне платили соцпособие. Кое-что откладывал. Мы с мамой решили в том году летом в Россию смотаться. Отец к тому времени уже давно умер, осталась только бабка да дядька с женой и сыном. Но они знали что мы бухаем, но ничего не знали про то что еще и инцестом занимаемся. Сами они непьющие (ну разве что по праздникам). Моих бабушку и дедушку с маминой стороны я никогда не видел.

Они оба умерли один за другим от цирроза печени еще в 80-х. Что-то я отвлёкся. Короче работал я там недолго — два с лишним месяца — потом погнали за пьянство и прогулы. Каждый день брал на работу шкалик, прятал под курткой и хлебал когда никто не видел. Однажды застукали, замечание, потом вообще на работу два дня не пришёл — и всё нахуй! Но заработал хоть кое-что. Потом занялись документами — пришлось даже просохнуть и вникать. У матери паспорт русский был давно просрочен, у меня его ваще не было. Но не буду щас об этом писать — долго получится. Короче к июню всё было готово. Ехать решили автобусом — самый хуёвый, но дешёвый вариант. Собрали чемоданы, запаслись водкой, закусью и поехали в Мюнхен на поезде а оттуда автобусом до Самары.

То что мы всю дорогу квасили никого там не волновало — там еще молодёжь была, мы с ними закорешились — тоже русские конечно. Четыре дня катились. На второй день мне уже жутко хотелось трахнуться. Я матери на ушко шептал что хочу её страшно, уж сил моих нет. Она всё прекрасно понимала — сама была на пределе. Чтобы отвлечься водяры жрали еще больше чем обычно. Пару раз пришлось блевать в пакеты, хмельные мы быстро засыпали и спали очень долго а когда просыпались тут же опять пили, закусывали и так по кругу. С таможней проблем не вознило — мы еще до границы с Украиной почти всё выпили. А потом на остановке опять затарились.

Короче доехали мы до автовокзала самарского — еще спали. Нас разбудили рано утром как раз когда все разгрузились. Мы даже не заметили что уже доехали. Вылезли, вытащили чемоданы — нас никто не встречал. Мы хоть и звонили но то ли я забыл сказать какого числа то ли они нас забыли. Короче на такси дорого — стали ждать нужного автобуса. Пока ждали похмелялись остатками. Вобщем ждали долго но доехали до бабкиного домика в частном секторе и встретились наконец-то. Описывать это щас не буду, долго и не по теме. Вобщем они начали готовить и накрывать на стол. И тут выяснилось что у бабушки только одна бутылка водки. Она то не особо пьющая, так если придёт кто. А запастись на нас она не успела.

— Тёть Кать, что ж ты так? А нет ли у тебя самогончику? А то мы с Витей ведь ой как любим выпить.

— Да уж знаю как ты бухаешь! Вот гляди-ка и сына втянула.

— Да ладно тебе бабуль, сказал я, — так есть самогон али нет.

— Нету, откуда ж ему взяться-то? У меня тут правда через улицу знакомая живёт одна — она варит. Хочешь — иди, я адрес дам.

Тут вмешалась мать:

— Не, тёть Кать, мы уж умаялись больно. Да и не найдёт он так быстро — он тут сколько лет не был. Иди лучше ты, пожалуйста.

— Сколько брать-то?, спросила бабка одеваясь.

— А у неё крепкий? Ну литруху возьми на пробу. Если что скажи завтра еще возьмём.

— Вот уж не знаю. Ну градусов 45 наверно есть. Может и больше., она закрыла дверь а мать тут же потащила меня до кровати. Была всего одна одноместная кровать — мы будем должны вроде как на раскладушках спать. Но не суть. Мы целых 4 дня ен ебались Даже 5 по-моему — тогда не до этого было, в дорогу собирались, да чтоб не проспать. Мать начала надрачивать мне член и отсасывать по полной программе — лизала хуй, яйца, играла язычком. От долгого воздержания я быстро кончил ей в рот и кончил вовремя. Мать вот не успела кончить, жалко. Только мы привелись в порядок — заходит бабка, в руках заветный пузырь:

— Говорит, тут 45 должно быть. Если хотите может покрепче сделать. Что это вы какие-то взерошеные сидите? Галка, а ну давай помогай на стол накрывать. Там уже и картошка сварилась.

— А где дядя Саша с тёть Надей?, спросил я

— Работают еще. Вечером заедут наверное часов в семь-восемь. Дядь Саша поздно заканчивает.

Я кивнул, мол всё понял и смотался во двор — курить. Бабка не курила никогда и в доме курить запрещала. До обеда промаялся кое-как. Сели за стол. Мама сразу за бутылку самогонную. Бабка водку пила.

— Сынок тебе чего налить? Самогону ведь да?

— Давай мам авось не траванёмся.

Первый тост был за встречу, я даже встал и что-то там сказал по этому поводу уже щас не помню. Выпили. Я пил самогон первый раз но мне понравилось. Вставляет покруче водки — для таких пьяниц как мы самое оно. Можно б даже и еще малость покрепче.

— Витёк, а ну слазай на чердак за раскладушками. Там вроде де штуки должно быть. А то потом шибко хмельной будешь свалишься еще., сказала бабка.

Было темновато, но окно там было так что я довольно быстро нашёл что искал. Подал мамке по очереди обе эти раскладушки и слез. Мы их сразу развернули чтоб потом не париться. По уму надо было б помыть да просушить да бельем застелить но у нас зудело — только б выпить и поебаться. Секс это тот еще наркотик, блядь. Тогда я это понял. Вобщем мы с матерью еще много выпили, допили почти весь литр. Нарезались прилично. А бабка выпила только три рюмки и всё. Мы её и так и эдак уговаривали — ни в какую. Всё распрашивала как мы живём. Про еблю мы ничего говорить не стали а вот про то что пьем и не работаем и вообще распиздяйством занимаемся сказали правду. Бабка тогда нас пилить начала:

— Галка, блядь ты этакая! Ты какого чёрта сына то споила? А ты дурень чего спиваешься? Вона папаша твой из-за этой самой водки и сдох. Аль не знаешь? И твои Галка родители не лучше были! У парня вон наследственность какая — ему и в рот ни капли нельзя, а ты из него алкаша сделала! Ой, дура, ей-Богу!

— Тёть Кать, не еби нам мозги. Он уж скоро пять лет как пьет. Я его не заставляла. Просто он попробовал как-то, ему понравилось. А я по себе знаю — если нравится пить то уже нихуя не остановишь. У меня родители такие были что даже и не пытались. Им похуй было. Мне не похуй — он не в подворотне где-нибудь бухает, а дома.

— Бабуль, не страдай ты так. Всё ж в норме. Ну да люблю я выпить ну и что ж теперь?

— Ой, дураки ж вы….

Дальше она что-то ворчала. Я переглянулся с мамой и шепнул: — Пошли покурим.

Я взял остатки самогона и мы вышли во двор, закурили.

— Вот так всегда, блядь. Щас будет нас пилить весь месяц., сказала мать

— Не будет, остынет она никуда не денется.

— Ну-ну, дай то Бог. Это она еще главного не знает

Я докурил и кивнул на сарайчик. В нём дед обычно хранил инструменты всякие там, лопаты, грабли и т. д. Велосипед там был старый еще какая-то рухлядь. Лечь там было некуда, пол был земляной, но зато можно было запереться изнутри и хотя бы минет — всё лучше чем ничего. Мать вначале не поняла намёка, но пошла за мной и когда я закрыл дверь и стянул штаны — ну тут уж ежу понятно. Она села на какую то старую табуретку, стянула по колено свои штаны и сунула себе пальцы в трусы и сказала:

— Всё, ну нахуй эти джинсы. Завтра юбку одену.

— И забей на колготки и трусы.

— А что бабка тогда подумает?

— Ничего она не подумает, чё она подумать может? Мы ж мать и сын. А то что ты блядь она и так знает. А про нас она не узнает. Ну всё, мам соси давай! Соси родная моя, соси!

Я перевозбудился и гладил её по макушке а она всё ритмично двигалась взад-вперёд. Когда она начала чавкать и слюнявить я немного успокоился — наконец-то можно спокойно хоть в рот вставить — и никто нас не видит. Мать так старалась и прямо колдовала над хуем, что я взорвался меньше чем через 10 минут — всё пошло в горло, она жадно глотала сперму. Потом облизнулась и сказала:

— Сынок, я так по тебе соскучилась. Пизда ебли просит.

Я её понимал. — А может ну её нахуй эту мораль. Расскажем бабке всё, попереживает потом смирится., сказал я

— Ты чё, ебанулся? Она нас выгонит нахуй!

— А вдруг не выгонит?

— Размечтался! Давай полижи-ка мне там лучше.

Я стал на колени стянул её трусы пониже и сразу приник ртом к её дырке — она уже была вся в соках, но я хотел заставить её как следует кончить. Шурудил языком, тыкал пальцами и потом опять языком пока не довёл до оргазма. И конечно опять хорошенько вылизал всё. Умылся потом в умывальнике, бабка ничего не заметила. Но когда оргазм закончился она предложила допить остатки. Мы опять закурили и начали распивать делая по глоточку. Я уже с трудом держался на ногах — в конце даже шлёпнулся на землю — так и сидел. Потом нам обоим приспичило по-маленькому — ссали прямо в сарае, земля всё впитает. А сараем всё одно никто не пользуется. Потом допили остатки и пошли — кое-как с мамкиной помощью умылся и завалились оба на свои раскладушки. Бабки в доме не было.

***

Проснулись вечером, сперва я — гляжу бабка сидит, телек смотрит.

— Привет бабуль. А где та бутыль, что ты недопила?

— Спрятала я её от вас, алкашей проклятых! Матери твоей не дам, а тебе подавно.

Я начал нервничать, стал говорить что одной бутылкой она всё равно нихуя не изменит, что я щас сам в магазин пойду. Но она не сдавалась. Прошло минут 40 — уже 7 вечера. Мне начало ставать дурно. Я бросился будить мать. Только она очнулась пришёл дядька семьей. Видок у нас был такой, что стыдно было смотреть. Но зато теперь то бабка не отвертится — пузырь на стол. Дядя Саша — крепкий мужик, 45 лет, небольшого роста — всего 1,70, с усами и небольшим животиком. С ним была его жена тётя Надя — стройная, еще молодая на вид женщина, хотя ей уже тоже за сорок — кажется сорок два тогда было. Завитые кудри, длинные волосы, весьма выдающаяся задница, грудь 3-го размера (на глаз если — щупать увы не доводилось). Еще у них сын Костя — 15 лет ему тогда было. И вот мы со всеми поздоровались, пообнимались-поцеловались. Они как и бабка стали распрашивать как да что да почему.

Ну мы насчёт пьянки скрывать не стали да они и так про мамку знали. А как узнали что и я синячу поворчали конечно, но достали гостинцы — дядя привёз рыбы, колбасы кучу другой закуси и главное пару заветных бутылок. Сам не пил — ехать надо, а вот тётя Надя составила нам компанию. И бабка похоже смирилась. Они нам рассказывали — говорили жизнь в стране вроде лучше стала, чем когда мы уехали (в 99м), жаловались что сын плохо учится.

Тогда я им рассказал как я учился — с грехом пополам. Мы то и дело выходили курить, потом опять заходили и пили и всё разговаривали, разговаривали — всё таки шутка ли — почти семь лет не виделись. Через пару часов оба пузыря мы приговорили. Причём тётя Надя сошла с дистанции довольно поздно — к середине второй бутылки. И то, не отключилась, а только сказала, что ей хватит. Ну, хватит так хватит. Потом они уехали но пригласили нас назавтра в гости. Мы обещали что придём. Потом мы сели допивать остатки второй бутылки.

— Ну вот видишь, бабуль, сказал я, и мы пьяные и счастливые и всем хорошо. Похмелишь нас завтра?

— Что ж с вами делать то? Похмелю-похмелю, ложитесь уж. Щас, только постелю бельё свежее.

Пока она стелила мы выпили по последней, сходили покурить. Когда пришли уже было застелено — бабка как раз ложилась спать. Мы были такие пьяные, что я ёбнулся на пол и потянул мать за собой. Завалились с грохотом — бабка так на нас посмотрела… Короче улеглись и отрубились. Утром проснулись по нашим меркам рано — в полдесятого (а выпили то прилично). Хотелось пить и есть. Бабуля видать была уже в огороде. Мамка начала рыться в холодильнике, а я пошёл спрашивать — где ж та бутыль спрятана. На этот раз бабка возражать не стала и сказала где её искать — оказалось под крыльцом. Там ниша такая есть — идеально заначки прятать. В бутылке было еще где-то поллитра. Нам этого как раз опохмелиться хватит. Разлили сразу по сто, выпили. потом еще, теперь уже закусили. Тут я решил кое-что проверить. Полез на чердак. Мать сначала не поняла, но я сказал:

— Погоди, щас вернусь.

Но возвращаться я не стал. Так и есть! Вчера когда лазал сюда приметил матрас — грязный конечно но всё ж вариант. Может мамку уломаю. А кто нас будет тут искать пока бабка в огороде? Да из окошка можно было видеть с чердака что она делает. А вот она нас видеть не может. А слышать — огород не такой уж маленький, а она и так со слуховым апаратом.

— Мам, хватай пузырь и лезь сюда!, скомандовал я

— Какого чёрта?

— Увидишь! Лезь говорю! И это… простыню свою захвати.

Она поднялась по лестнице, я забрал у неё бутылку и простыню и помог залезть. Люк я закрыл чтоб если что не застукали.

— Ну и какого хуя я сюда лезла?

Я застелил матрас простынкой.

— Ну как?

Мать плюхнулась рядом взяла у меня бутылку, выпила остатки — грамм сто и прижалась губами к моим губам. Мы целовались пару минут просто сидя, потом она повалила меня на матрас и мы продолжали. Я щипал её груди — на ней был только блузка, но от неё она быстро избавилась — лифчика она не носила. Еще она одела как и обещала юбку коротенькую и босоножки. Больше на ней ничего не было. Как следует возбудились и я спросил:

— Ну что мать пора?

— Бля, уж давно теку. Давай, сына, давай!

И я дал.

— Давай раком мам. Давно так не делали.

А сам подумал — а ведь вчера так в сарае могли б сделать… Она встала и опёрлась о какой-то толи ящик толи сундук. Я тут же задрал юбчонку и нащупал её пизду сперва пальцами (было всё ж темновато) а потом и хуем и медленно с удовольствием вошёл. Хуй то уж давно стоял, дрочить не надо было. Спецально трахал помедленее чтоб продлить сам кайф процеса. Матери это видать тоже понравилось.

— Молодец, сына. Ой хорошо то как… Аааа, ооох… блядь, глубже…

и всё в таком духе. Ну а уж минут через 5-7 я уже всё ж сильнее и грубей её начал трахать. Всё-таки привычней было. Она довольно быстро после этого кончила — прям навалилась на этот ящик и затряслась. Когда она спустила я еще сильней стал её ебать — охота было тоже уже излить ей туда всё. Когда почуствовал что щас кончу навалился на неё, сунул по максимуму и излился. Потом завалились на этот матрас и даже не отдышались — продолжили целоваться и ласкаться. Из мамки выливалась сперма и соки прямо на простыню но мы наконец дорвались и не замечали. Так прошло не знаю сколько времени потом я предложил ей вставить в жопу.

— Давай Вить в зад ты мне уж неделю не вставлял.

и встала на четвереньки на матрас. Я даже хуй мочить не стал. Протиснулся без смазки — не первый раз же. Почти сразу начал по полной совать — по самые яйца. Она стала теребить опять свою пизду. Сиськи свисали вниз так апетитно что я дотянулся до них и по очереди щипал соски. Мать была на седьмом небе — она успела два раза кончить, а я всё еще ебал её. Провозился блядь долго — чуть ли не полчаса с этой позой. Не знаю почему. Но потом всё таки наградил её кишку своим семенем. Когда опомнились на простынке была уже приличная лужа — бабка увидит не отвертимся. Я как мог выжал его, но пятно осталось. Решили матрас и пустую бутылку обратно в угол убрать а простыню убрали вместе с подушками и постелью в шкаф — на самую дальнюю полку, если что еще пригодится. Потом только умылись, туалет то-сё… Бабка ушла к подружке в соседний дом, так что спустились и всё сделали без проблем. Довольные были и счасливые. После обеда вернулась бабка и мать тут же спросила:

— Тёть Кать, давай адрес той бабки у кого ты самогон брала. Мы с Витей щас к Сашке поедем. И деньжат нам дай а то у нас до сих по евро.

Она опять начала ворчать и ругать нас но тут я постарался:

— Бабуль, ну пожалуйста! Ну нам очень надо! Дай денег, я верну обещаю…

Она дала всё таки и обьяснила дорогу. Мать собрала кой-какие вещи, сменное белье — надо было у дяди Саши помытъся. А то здесь вода только холодная и неудобно жутко. И мы пошли. Ходу до тёти Мани как её звали было всего ничего — 5 минут. Мы сразу купили два литра из её запасов и заказали еще. Сказали что мы еще почти месяц тут будем и обязательно будем братъ её первач. Потом поехали в банк — надо было разменять наши евро на рубли. Поменяли полтинник — на первое время хватит. Зашли в продуктовый (верней зашла мать, я ждал с самогоном и сменкой) и купила гостинцев вроде как — конфеты, еще что-то. Вина мы брать не стали — сами его пьём иногда, но очень редко и то про запас стоит — если всё остальное кончится. Доехали до дядь Саши — мать соображала еще хорошо куда ехать — я б не нашёл, мал был когда уехали. Жили они в трёхкомнатной квартире. Судя по мебели и вобще — не бедно жили, с достатком. У дядьки была фирма какая-то толи с автозапчастями толи что-то такое, вобщем неважно. А тётя Надя врачиха — терапевт (ну она то уж точно немного зарабатывает) Вобщем неважно. Открыл нам Костя.

— Здорово! А родителей дома нету?, спросил я

— Не-а, они на работе. Мать через час придёт. Подождёте?

— Ну да наверное, сказала мать и мы вошли. У неё был всё тот же блядский видок, босоножки она сняла так что из одежды только эта блузка и юбка остались. Я в своём трико, майке и футболке.

— Проходите, садитесь. Вам чаю сделать?

Мы переглянулись и мать тут же ответила:

— Не надо чаю, Костик. Дай нам два стакана и что-нибудь пожевать, ага?, она улыбнулась во весь рот и похоже это сработало. Мать хоть и пьянь, но на мой вкус и сейчас привлекательна. А 5 с лишним лет назад тем более. Костя засуетился и через пару минут мы уже пили наш самогон. Выпили как раз грамм по двести — чтоб не вжопу быть, но и не трезвыми. Остальное оставили на потом. Было видно что пацану тоже хотелось, но он не решался спросить. А мы побоялись без родителей ему наливать. Я шепнул было матери идейку, но она сразу отмела — мол, проблем не оберешься. Поболтали с ним — как жизнь молодая, есть ли зазноба. Говорит есть уж год как встречаются. Стали спрашивать было у них иль нет сразу покраснел. Ну вобщем воспитаный не то что я. Вот так болтали ни о чём, пока тётя Надя не пришла. Потом мать хоть и была под мухой вызвалась помочь готовить ужин, а я наконец искупался — неделю не мылся. Потом и мать пошла мыться а я покурил — пришлось на балконе.

Дядя Саша вернулся с работы и мы сели ужинать. Самогон пили только мы с мамой — дядька водку, тётка вино. Кончилось всё далеко за полночь — мы весь вечер ели, квасили, смеялись, музыку ставили даже танцевали. Но у нас ведь как — мы без нецензурщины не можем. Мы и трезвые то материмся, а уж как напьемся считай через слово. А они к такому видать не привыкли — вобщем опозорились мы со своим алкоголизмом. Еще вчера, а в тот день и подавно. Но что уж теперь поделать. Нам постелили в маленькой комнате на раскладном диване где обычно спал Костя. его же отправили на диван в зал. А дядя и тётя улеглись в спальне. Тётя Надя хотела дать матери сорочку но она отмахнулась и завалилась не раздеваясь. Я снял футболку, носки и трико и тоже нырнул под одеяло.

Они ведь и подумать не могли что мы сейчас будем делать — думали нажрались и всё. Дверь закрыли плотно и через несколько минут всё стихло. И хотя я был синий, но такого шанса упустить не хотел. Растолкал мать, дал ей знак, чтоб вела себя потише и навалился на неё. Оголил лобок, погладил его маленько, поласкал клитор. Она тихонько стонала я боялся как бы кого не разбудить. На всякий случай встал и закрыл дверь на ключ. Потом вернулся и уже ни о чём не думал — просто воткнул и привычно задвигался. Рот я держал ей ладонью. Получалось неразборчивое глухое мычание. Бедная мама… Она получала кайф и не могла его выплеснуть. Я тоже старался особо не стонать и не кряхтеть. И тут её накрыл оргазм — пару раз она всё-таки вскрикнула, хоть я и старался — перевернул её на живот — и почти все её крики ушли в подушку. Ну а потом уж и я «дошёл» и вылил ей всё что у меня было. Потом опять целовались но недолго — оба быстро заснули.

***

Утром проснулись как всегда похмельные. Никого кроме нас не было дома. Взрослые видать на работе опять, а пацан куда-то сьебался. На столе записка что-то вроде «чувствуйте себя как дома…» Ну мы и почуствовали — сначала похмелились нашим самогоном, потом поели, покурили, посмотрели телек. Стало скучно — а поллитра самогона еще оставалось. Опять сели и опять до донышка — ну что такое поллитра на двоих? Ну и опять покурили и пошатываясь вернулись в ту комнату где спали. Мы диван убрали и постельное в сперме тоже засунули в него — всё равно нам еще не один раз тут спать. Я сел на диван и оголил ствол. Мать спросила:

— Отсос или как?

— Как хочешь только давай уже пока они не пришли.

Она села лицом ко мне и насадилась пиздой на мой хуй. Я растегнул её блузку и вытащил груди. И начал привычно её возбуждать. Но она и так уже вовсю скакала — пизда постоянно хлюпала. И вот пока она так скакала я вдруг подумал — как хорошо что всё таки есть водка и мама. Маму мне ни одна баба не заменит — даже Оксанка. Всё таки первая женщина во всех смыслах. Я сам не заметил за этими мыслями как кончил. Мать тоже кончала уже не сдерживала себя.

— Ой, блядь как заебись… ой!, ай! еще, вот… ну же ой глубоко достал… какая у тебя сперма тёпленькая… мммм, охуеть…

Она слезла с меня — по ляжкам потекла сперма, она обмакнула в ней пальцы и облизала, мой хуй тоже облизала, потом пошла в душ и помылась от остатков. А я пошёл курить. Потом мы опять захотели по привычки хорошенько добавить — чтоб до отключки. Долго искать не пришлось — у них было то всего грамм 300 водки. Мы хоть и уже залили прилично но это мало. Решили не трогать — мать сама пошла в магаз. Вернулась с двумя бутылками какой-то водяры, марку уж и не упомню.

— Не траванёмся?, спросил я.

— Да не, это вроде не самая дешёвая.

Сели, выпили пару рюмок. И тут меня развезло на благодарности:

— Мам следущую давай за тебя выпьем. Я тебе так благодарен! Это такой кайф — ебаться и пить. Спасибо что ты не зажатая у меня нихуя и еще подростком дала мне. Я б наверно никогда не решился — а ведь ты мне и тогда нравилась. Вот только дурак был — не любил что ты пьёшь. А щас я тебя так понимаю…

— Вить…

— Что?

— Кончай пиздеть, ничё я не делала — просто всегда знала что если не разрешу то ты будешь с блядями ебаться и в подвале где нибудь водку жрать. Я ведь бабке твоей правду сказала насчёт пьянок. Ну и сама конечно мужика хотела. А оно вон как получилось. Неужели ты меня любишь, блядь старую?

— Люблю! Очень люблю больше всех на свете! Я раньше думал что Оксану больше люблю но с ней как-то всё равно не то. Я её ебу просто чтоб стресс снять. И Людку с Валькой тоже — только потому что тебя рядом нет. Ну или по пьяни что в голову взбредёт. Хотя Люда конечно баба привлекательная, но я тебя люблю, клянусь!

— Ну всё-всё, я тебя тоже сынок. Давай выпьем скорей.

Мы всё пили и пили. Когда Костя пришёл мы уже лежали валетом на диване в зале и спали он нас будить побоялся. Потом поздно вечером нас растолкал дядя Саша и мы опять сели квасить. Родственики похоже поражались всё больше. А мы распили остатки своей водки, допили их бедные 300 грамм, много курили. Но нам было мало и дяде пришлось бежать за бутылкой. Он принёс всего то поллитру, мы распили и её. Мы с мамой потом даже запели — голоса нет ни у меня ни у неё, но бывает настроение что что-нибудь застольное поём. Потом всё таки улеглись и заснули. На секс уже не было сил. Перед тем как заснуть я еще слышал как дядька с тёткой говорили по нашему поводу что алкаши, что зря меня мать в это болото втянула, им нужно помочь и всё в таком роде. Потом я провалился в сон.

ivanovviktor@web.de

ero-rasskaz.ruКлассическая эротикаПосле всех этих переездов меня всё ж устроили на бирже труда на работу - дворником, снег убирать и слякоть. Ну как устроили - предложили в центре города улицы убирать. А я подумал - чем чёрт не шутит, терять то нечего, бухать полюбому не брошу. Зарабатывал я тогда чуть больше...Лучшие эротические рассказы и пopнo клипы