Он:

Я вернулся с работы, тут же принял душ, ты отказалась составить мне компанию, я не стал настаивать. Пока стоял в душе голый, под горячими струями воды, представлял как буду тебя раздевать, ласкать — это то, что мне нужно, после работы, твоя ласка и забота. Заранее приготовил себе простую белую майку и чёрные шорты, ведь дома я хожу без трусов, специально для тебя одел их и вышел к тебе. Не обнаружив тебя в комнате, пошёл на кухню. Ты стояла спиной ко мне и готовила наш ужин, в красных шортиках и свободной жёлтой майке, волосы ниспадали на твою спину, мне нравится твой колорит.

Я бесшумно подошёл к тебе сзади и положил руки тебе на плечи, уткнулся носом в твою голову, дышу тобой. Ты нервно повела плечами, как бы желая побыть одна, да ещё цыкнула в придачу. Желая знать в чём дело, спросил у тебя: » Что случилось, я в чём-то провинился?»

-Нет, ничего не случилось, ты тут не при чём, — ответила ты.

-Солнце, что не так, я же вижу, — сказал я.

Ты снова повела плечами и сказала: » Да у меня видеокарта полетела на компе, а денег даже нет на новую. Даже на свои средства не смогла купить подходящую.»

-Тогда почему не попросила у меня, — спросил я.

-Не хотела тратить твои деньги на это, — сказала ты.

-Милая, у меня нет Моих денег, у меня есть только Наши деньги, на Наши нужды, так что не стесняйся просить меня, — мягко промурлыкал тебе я.

-Всё, отстань, иди отдохни, я позову тебя на ужин… — сказала ты.

-Хорошо, пусть будет так, как хочешь ты, ты Хозяйка дома, — сказал я тебе и удалился.

Минут через 5 ты позвала меня на кухню. Я пришёл, ты встретила меня двумя бокалами вина: «Давай выпьем и немного расслабимся, мой Дорогой.»

-Да, конечно, Дорогая, — сказал я, взял, предложенный тобой, бокал вина и залпом выпил его весь.

Ты слегка усмехнулась и сделала пару глотков.

-Мне кажется ты немного устал, Милый, — сказала ты. Иди отдохни.

-С чего ты взяла? — спросил я, но мои ноги подкосились сами собой и я провалился в темноту.

Сначала я ощутил боль в запястьях, лёгкость тела, а уже затем смог открыть глаза, передо мной предстала такая картина: я лежу на кровати, одежды на мне нет вовсе, заместо шорт, на интимном месте, лежит маленькая подушка, ты сидишь на краю кровати, на тебе одежда не изменилась, разве только вместо шортиков появились прозрачные трусики, закинув голову назад, я смог убедиться, что мои руки скованы моими же наручниками и прикован я к нашей постели.

— И что это всё значит? — спрашиваю я у тебя.

— Заткнись. — коротко отвечаешь ты.

Решив, что пускай всё идёт своим чередом, я умолкаю.

Ты нежно смотришь на меня, водишь указательным пальцем левой руки по моей ноге, мне щекотно, но затем твоя улыбка обрывается, на лице остаётся лишь тень улыбки, скорее насмешки. Ты продвигаешься немного навстречу мне, своей правой рукой ты начинаешь гладить мой живот, но затем сжимаешь его ногтями и ведёшь вниз, из-за чего на моём теле остаются следы, в том числе и следы крови. Своим садистским язычком ты слизываешь немного крови, играешься с ней у себя во рту, затем всю эту массу сплёвываешь мне на живот, размазываешь её по нему.

Меня обескураживает это зрелище, но также и возбуждает, ничего не могу поделать с этим, такая неожиданная сторона тебя преобладает надо мной. Мой член полностью встаёт, из-за чего подушка, которая находилась поверх него, немного приподнимается. Это не уходит от твоего взгляда. Голосом, полным презрения ты говоришь: «Что, уже? Что-то рановато ты.»

Убираешь подушку, одну секунду заворожённо любуешься моим стоящим членом, затем ещё раз сплёвываешь мне на живот, размываешь это по нему, затем по члену. Грубыми и медленными движениями дрочишь мне, сжимаешь ногтями мою головку, из-за чего я шиплю и очень тихо постанываю. Прекращаешь это также резко, как и начала. Садишься киской на мой член сверху и водишь вперёд-назад, доводишь меня до истомы, смотришь на моё лицо, полное желания и…покорности? Это лишь вызывает у тебя омерзение. Ты ударяешь меня по лицу правой рукой, затем ещё раз и ещё,

проводишь указательным пальцем по своему язычку, затем даешь мне его сосать. Я покорно беру твой палец в ротик и начинаю аккуратно посасывать, ты всё также ёрзаешь на мне. Своим членом я чувствую как твоя киска намокает, но лицом и дыханием ты не выдаёшь желания твоей киски. Ты садишься ближе к моему лицу, на грудь, при всём желании, я не могу дотянуться до твоей киски язычком, но я безуспешно пробую…нарочно. Ты даёшь мне ещё одну пощёчину и шипишь: » У тебя осталась ещё одна попытка, иначе не рассчитывай на вознаграждение, раб.». Я послушно беру твой палец снова в ротик и продолжаю ласкать своим язычком, посасывать, аккуратно покусывать. Своими мокрыми трусиками ты ёрзаешь по моей груди, оставляешь на ней мокрые полосы.

Затем, о, Чудо! Ты продвигаешься ближе к моему лицу своей киской, теперь я могу учуять твой сладкий и манящий запах. Но я не рискну второй раз дерзить тебе, продолжаю сосать твой палец. Резко ты убираешь палец из моего рта и садишься на моё лицо своей киской, водишь ей по нему, мне становится нечем дышать и я безуспешно двигаю руками. Ты немного привстаёшь, мне снова есть чем дышать. Жадно глотаю воздух, смотрю на тебя, ты улыбаешься и…течёшь. Ты вновь опускаешься мне на лицо, но в этот раз я смогу дышать.

-Лижи. приказываешь ты мне.

Покорно я начинаю лизать твою киску через трусики, но даже не знаю что я тут делаю больше, лижу твою киску или пью твои соки, ты так обильно течёшь, похоже ты удивлена не меньше моего. Продолжаю лизать твою киску: то кончиком язычка провожу по всей линии твоей киски, ласкаю клитор и играюсь с ним, то всем языком грубо лижу твою девочку, то посасываю клитор. Не в силах сдерживаться, ты начинаешь постанывать, но и показывать свою слабость просто так ты не хочешь, свободной рукой ты берёшь мой член и грубо дрочишь его, иногда царапая головку и сжимая её ногтями, из-за чего уже постанываю я.

Мои руки, в наручниках, начинают неметь, но я этого даже не замечаю, сейчас моё внимание обращено лишь на том, чтобы доставить удовольствие моей…Госпоже? Эта мысль лишь больше меня раззадоривает и я грубее впиваюсь в твою киску, из-за этого ты вынуждена делать мне больно, ты уже откровенно царапаешь мой член, наклоняешь его в стороны, словно заламывая, я не могу сдерживать ощущения и просто стону, думаю, если бы я мог, то я бы тёк, как твоя сука.

Внезапно ты приподнимаешь свой таз выше, из-за чего я уже не могу лизать и обескураженно смотрю на тебя. Ты слезаешь с меня и дивана, твоё тело пульсирует и ты грубо дышишь, думаю ты чуть не получила оргазм, но вовремя прекратила это, я чувствую обиду.

-Молодец, раб.- говоришь ты мне, но как-то неуверенно, словно всё идёт не по плану.

С минуту ты стоишь ко мне спиной, отходишь, затем снимаешь с себя трусики, в этот момент я вижу твои чудесные дырочки, но ты читаешь мои мысли и быстро поворачиваешься ко мне боком, презрительно смотришь на меня. Ты уходишь за пределы моего взгляда и возвращаешься с чем-то в руке, я не вижу, что у тебя в ней зажато. Ты забираешься ко мне на кровать, словно тигрица, хотя неверно будет так сейчас думать, ведь это я тут раб, а ты Госпожа, так что ты забираешься на свою кровать, останавливаешься на четвереньках напротив моего стоящего член и испытывающего взгляда.

Проводишь язычком от яиц и до головки, которую ты всю исцарапала, облизываешь её, словно это способно заживить «раны» на ней, берёшь в рот и чуть посасываешь, сейчас это словно соль на рану, так что я откровенно постанываю и громко ловлю ртом воздух. Правой рукой ты берёшься за член и начинаешь его дрочить, при этом сильно сжимая, опять же, ногтями. Нахожусь в состоянии, когда получаешь кайф от удовольствия и боли.

Ты прикусываешь головку зубами, всё моё тело резко напрягается, а я, неожиданно для себя, громко выпускаю из себя стон. Ты перестаёшь сосать, но продолжаешь дрочить, улыбаешься.

-Тебе нравится, Милый, может ты хочешь кончить? — спрашиваешь ты нежным голосом.

-Да, мне очень нравится…, — скорее выстанываю, чем говорю это. —

Я хочу кончить.

Улыбка не сходит с твоего лица и ты говоришь: » Так не в этот раз, раб. »

Надеваешь на основание моего члена резинку из зажатой руки, из-за чего мой канал пережимается и кончить собственными усилиями становится просто невозможно, всё зависит только от тебя.

Ты вновь берёшь член в рот, на этот раз полностью и начинаешь неистово сосать, я стону.

-Знаешь, ведь я такое же чувство испытываю каждый раз, когда ты надо мной издеваешься, Милый. — говоришь ты.

Я начинаю чувствовать, как мой член немеет, а каждая твоя ласка, твоё прохождение язычком или зубками по моему члену вызывает мучительно-сладкое удовольствие, кажется я чувствую немного обморочное состояние, странно, ведь такого никогда не было. Левой рукой ты гладишь мой живот, изучаешь мой рельеф, а правой ты сжимаешь мои яйца. Мой член абсолютно напрягся, думаю так сильно он никогда не стоял, может он предчувствует свой последний оргазм? Вряд ли, только если ты позволишь, а на то это рассчитывать не приходится. Головка члена блестит. Резко ты прекращаешь свои «ласки».

Ты садишься на попу, напротив меня и моего члена, если приподнять голову, то я отлично вижу твои манящие дырочки, от этого я лишний раз возбуждаюсь и члену становится лишь больнее, тебе это нравится, нравится слушать мои стоны, смотреть на мою беспомощность, тебе это доставляет точно такое же удовольствие, какое получал и я от этого, когда мучил тебя. Ты сидишь напротив меня и медленно ласкаешь свою киску, проникаешь в неё мизинчиком, большим пальцем стимулируешь свой клитор, губки твоей киски распахнуты навстречу мне, но, похоже, мне не суждено взять её в этот раз, вся власть в твоих, кхм, руках.

Левой рукой ты ласкаешь свою левую грудь, сжимаешь её, поднимаешь до рта, ласкаешь язычком, кусаешь, сжимаешь и кусаешь сосочек, чуть постанываешь и слушаешь, просто вслушиваешься в мои стоны, которые я вынужден испускать из-за, закованных в наручники, рук, из-за, пережатого у основания резинкой, члена, из-за своего рабского положения, положения, когда ты Господин, а я раб.

Наклоняю голову в сторону и замечаю, что на твоих ножках одеты носочки в чёрно-красно-голубую полоску. Думаю они станут для меня символом этого вечера, если этот вечер не будет последним в моей жизни, я не знаю что от тебя ожидать ещё.

Не переставая ласкать себя и испытывать взглядом меня, ты вытягиваешь свои ножки в носочках к моему телу, водишь ими по животику, по груди, по моему лицу, затем ведёшь обратно, останавливаешься на члене. Начинаешь дрочить мой член своими ножками в носочках. От нового прилива возбуждения, удовольствия и боли, испускаю стоны, тяжело дышу. Тебе нравится это, ведь сейчас ты мой Господин, моя Госпожа. Ну же, сделай своему рабу ещё приятнее, ещё больнее. Ты перестаёшь дрочить мой член ножками, ведёшь их вверх по моему телу, правой ты останавливаешься на моей груди, водишь по ней и «ласкаешь» её, а левой ты доходишь до моего лица.

-Лижи. — вновь приказываешь ты.

Неуверенно беру в ротик твой большой палец, посасываю его, лижу через носочек, затем все остальные пальчики, облизываю пяточку, нюхаю твою ножку, снова посасываю пальчики. Не сдерживаюсь, цепляю зубками твой носочек и снимаю его с твоей левой ножки. Ласкаю язычком между пальчиков, каждый пальчик, посасываю их, кусаю их. Мой член и руки давно онемели, из-за этого я не перестаю стонать, кажется, я стону больше, чем дышу.

Не в силах больше терпеть боль в члене, умоляю тебя: » Сними с члена резинку, умоляю тебя, он сейчас лопнет, на нём уже все вены вздулись»

Ты самодовольно смотришь на моё лицо, потом на член и отвечаешь: » Хорошо, я сними, но ты должен признать свою Госпожу, раб, ты понимаешь это?»

-Да, да, конечно понимаю, ты моя Госпожа, достаточно. — отвечаю тебе.

-Конечно нет, кажется ты не понял урок, Малыш. — с разочарованием в голосе говоришь ты.

Резко хватаешь меня за член и ногтями проводишь по вздувшимся венам, из-за чего на меня обрушивается вспышка боли, повторяешь мне снова: «Ты должен признать свою Госпожу,

раб, ты понимаешь это?».

Задыхаясь от боли и стонов, с грудью, полной обиды и беззащитности, хриплю тебе: » Я признаю тебя своей Госпожой, твой раб признает тебя своей Госпожой.»

Замолкаю и пытаюсь сохранить себя в сознании.

Ты молчаливо и испытывающе смотришь на моё лицо, которое исказила гримаса боли и унижения.

-Хорошо, сейчас я сниму резинку, но не смей закрывать рот и высунь язык. — властно произносишь ты.

Я закрываю глаза в ожидании чуда, но не закрываю рот. В одну руку ты берёшь прозрачный стакан, подносишь его к головке члена и держишь его, пальцем второй руки ты поддеваешь резинку, останавливаешь свой взгляд на моём лице и в одну секунду срываешь резинку с члена.

В одну секунду на меня обрушивается тонна ни с чем несравнимых ощущений: чувство легкости, освобождения, сильнейшего в мире оргазма, боли, стонов, усиленное в тысячи раз чувство беззащитности, подчинённости. Моё сознание гуляет на краю, моё тело испытывает оргазм невиданной силы, мои уши слышат мои сильнейшие стоны и твой яркий смех, из моего члена каплями струями вылетает сперма, она летит прямо в, подставленный тобой, стакан, но из-за того что моё тело всё дрожит и извивается, она ещё летит и на стены, на бельё, на моё тело, на моё лицо, мне в рот, но я не закрываю его, как ты и приказала.

Через некоторое время член перестаёт извергать из себя потоки спермы, но тело всё ещё сжимается, я не могу с этим ничего поделать, вены на члене понемногу успокаиваются, но я всё ещё чувствую адскую боль на месте резинки. Там, где наручники держат мои кисти, остались следы, в том числе и крови, видимо во время оргазма, я так сильно трясся, что содрал кожу, но я не чувствовал в тот момент такой малой боли. Я почти успокоился, Лишь живот ещё немного напрягается иногда. Ты смотришь на меня, лежащего перед тобой с закрытыми глазами, с раскрытым ртом, на моих щеках, груди, волосах, животе, лобке следы спермы. Затем смотришь на стакан, переполненный спермы, её было так много, что она перелилась через край.

Она:

Медленно подползаю к тебе как кошечка, сажусь сверху на твой расцарапанный торс. Ты слегка морщишься от боли, но быстро успокаиваешься. Я начинаю выливать сперму из стакана тебе на грудь, растирать её руками. Ласкать твои сосочки, мять грудь, гладить её, размазывая повсюду твою сперму. Тебе понравился финал, мальчик? Не отвечай, я знаю, что понравился. Затем провожу языком по твоей груди вверх, к шее. Собрав в рот немного спермы, я выливаю её тебе на губы и прямо в открытый рот. Не смей глотать.

Своим языком я ласкаю твой, смешиваю сперму в наших ртах. Ты пытаешься поцеловать меня, но я тебе не разрешала. Резко отстраняюсь от тебя, смотрю на тебя раздраженно. Тебе никто не позволял лезть ко мне в рот своим языком! Впиваюсь ногтями в твою шею, с силой надавливая на вены, другой рукой медленно до крови царапаю твою грудь. Кто здесь хозяин? Будешь слушаться?

Слышу в ответ твой протяжный стон, наполненный боли. Хороший мальчик. Отпускаю твою шею, перестаю царапать грудь. Ты облегченно вздохнул. Провожу кончиками пальцев по твоей щеке, вставляю большой палец тебе в рот, провожу им по язычку. Чувствую, что несмотря на боль, причиненную моими царапинами, ты исполняешь приказ: не глотаешь свою сперму. Хороший мальчик, повторяю я. Очень нежно целую тебя в губы, покусываю их, оттягиваю. Наигравшись, отрываюсь от тебя и произношу: «на сегодня ты свободен, малыш».

ero-rasskaz.ruЭротические фантазииОн:Я вернулся с работы, тут же принял душ, ты отказалась составить мне компанию, я не стал настаивать. Пока стоял в душе голый, под горячими струями воды, представлял как буду тебя раздевать, ласкать - это то, что мне нужно, после работы, твоя ласка и забота. Заранее приготовил себе простую белую...Лучшие эротические рассказы и пopнo клипы