Моя мама родилась и выросла в деревне, окончила медучилище и работает медсестрой в травматологическом отделении больницы. Там она и познакомилась с папой. Он в то время работал токарем на заводе и после получки в поддатом состо-янии попал под машину. У него был открытый перелом левой ноги, сломаны не-сколько ребер, сотрясение мозга. В общем, в больнице он провел около двух меся-цев, но так в прежнее состояние и не вернулся. Он не мог теперь подолгу стоять у станка и переквалифицировался в сапожники, работал в мастерской рядом с домом.

У папы интересная анатомическая особенность, которая, как позже выясни-лось, передалась и мне. При небольшом росте он обладал очень внушительными мужскими достоинствами, член и яйца у него были очень большими и как-то не со-ответствовали его субтильному сложению. Когда его привозили на перевязку и за-одно протирали тело, член у него вставал и приводил в восторг женский медицин-ский персонал. По требованию врача они, полюбовавшись на это творение, по оче-реди гоняли ему шкурку и с восторгом наблюдали, как папа корчится в оргазме и как много выплескивает из него спермы.

Мама чаще работала ночью. Платили больше и весь день свободен. Правда, в сексуальном плане порой тяжело приходилось, но маме это даже нравилось. Она не красавица, но привлекательная женщина, среднего роста и плотного сложения, как говорится, все при ней. Дежурный врач после ужина обычно приглашал ее в орди-наторскую, предлагал принять соответствующую позу и разряжался в нее на сон грядущий.

Потом начинали приставать выздоравливающие. Она по очереди водила их в перевязочную и в позе, которая зависела от вида травмы и состояния больно-го, удовлетворяла их и свои сексуальные потребности. Когда папа стал переме-щаться на костылях, мама скорее из любопытства ответила на его приставания, уложила его в перевязочной на кушетку, а сама сверху нанизалась на его член. Процесс обоим понравился, и папа в числе прочих страждущих стал еженощно со-вокупляться с мамой. Правда, тогда они еще не были моими родителями.

Когда дело подошло к выписке, мой будущий папа предложил моей будущей маме выйти за него замуж, и она согласилась. Большой любви здесь не было, ос-новную роль сыграл жилищный вопрос. Моему отцу по наследству от бабушки до-сталась двухкомнатная квартира со всей обстановкой, а мама снимала угол в част-ном секторе на окраине города. Обо всем этом я узнал из разговора мамы с сосед-кой, когда мне было уже десять лет. По соседству с нами в двухкомнатной квартире жила семья с двумя детьми. Муж работал шофером-дальнобойщиком, он редко бы-вал дома, а его жена Зина сидела дома с детьми. Сыну было шесть лет, а дочке пол-тора годика. Мама после ночной смены была дома, и тетя Зина часто заходила к нам просто потрепаться от скуки.

— Валь, Сашка-то уже большой, поди, все понимает. Как вы с мужем при нем-то третесь?

— Да маленький он еще, чтобы что-то понимать в этом деле.

Тут мама ошибалась, я подглядывал за родителями и уже вовсю онанировал, глядя, как папа засаживает маме свою солидную колбаску. Мама всегда громко стонала, когда ее разбирало, а папа быстро-быстро двигал задом. Я в физическом плане отставал в развитии, был самым маленьким в классе, наверное, поэтому мама считала меня еще несмышленышем.

— А на работе перепадает с этим делом или там все больные? – Интересовалась тетя Зина.

— Я же чаще по ночам дежурю. Вечером дежурный врач обычно в ординатор-ской оприходует. Так что все мужики нашего да и из других отделений у меня в пизде побывали. А потом у нас в травматологии лежат с переломанными руками-ногами, а хуй еще никто не сломал. Как начнут ходить, так начинают к сестрам и нянечкам приставать. Днем это сложно, и то умудряются, а ночью никто не мешает.

— И много ты за ночь принимаешь?

— Ну, мы же не всю ночь сексом занимаемся. Часика два после отбоя, спать-то тоже надо. Мужичков пять–шесть ублажу и хорош, остальные на следующий день.

— Счастливая ты, Валюш, а тут муж на неделю, а то и на две уезжает, никакой радости. Иногда так приспичит, хоть на стенку лезь. Сам-то в дороге не постится, один раз триппер привез, хорошо меня не заразил. Валюш, а тебя твой Сергей удовлетворяет? Он у тебя такой худенький, и член, наверное, соответствующий.

— Вот тут ты ошибаешься. Из всех мужиков, которые у меня были, у Сережки самый большой член. Ты бы на яйца его посмотрела, как у быка.

— Да ты что? Вот никогда бы не подумала. Валь, а когда у тебя месячные, как ты мужа ублажаешь?

— Да как все. Дрочу или сосу.

— А в жопу не даешь?

— Мы пробовали, не получилось, он мне чуть жопу не разорвал. Я же говорю, у него член, как батон любительской колбасы.

— Валюш, а можно, когда у тебя месячные будут, я разочек под него лягу. Так интересно попробовать. У моего Женьки член небольшой, хотя сам вон какой здо-ровый.

— У меня сейчас как раз месячные. Я уйду на работу, а ты действуй. Твой-то сейчас в отъезде?

— Мой сейчас по другим бабам ездит. Валь, ну как я ни с того ни сего при-прусь. Давай, ты перед уходом при мне скажешь Сереже, что пока у тебя критиче-ские дни, я облегчу его страдания, если он не против.

— Ты про один раз говорила.

— Ну, где один, там и два. Причем тут арифметика, может ему со мной не по-нравится.

— Ладно, приходи вечером в полвосьмого.

Вечером после ужина заявилась тетя Зина.

— Сереж, у меня сейчас месячные, ворота счастья закрыты, а у Зины муж в рейсе. Она согласна облегчить твои страдания от длительного воздержания.

— Ну, девки, с вами не соскучишься. А ты потом не будешь зудеть про измену?

— Не буду. Просто я рассказала Зине, какой ты на самом деле мощный мужчи-на, и ей захотелось разочек попробовать такой размерчик.

— Ну, раз вы все за меня решили, я подчиняюсь насилию.

— Зина, приходи часиков в одиннадцать, когда Сашка уснет.

Я заранее лег спать и притворился спящим. В одиннадцать пришла тетя Зина.

— Сережа, ты не передумал? А то я уже теку.

— Проходи, Сашка спит. Пойдем сразу в постель. Ты совсем разденься.

— Да у меня под халатом ничего нет. Ты тоже оголись, я хочу посмотреть на твой орган, Валентина его так нахваливала.

— Ничего особенного, бывают и солидней.

— Может быть и бывают, но я такого не видела. Залупа во рту не поместится, а Валя говорила, что сосет тебе.

— Давай про нас с тобой. Ты как хочешь?

— Давай я лягу да пошире ножки раздвину, а то он не войдет в меня.

— Войдет, ты же дважды рожала. Ты и правда, мокренькая. Сейчас войдет, как по маслу. Вот и вошел, а ты боялась. Поехали.

— Сереженька, меня уже начинает разбирать. Ты не торопись.

Дальше слышались только скрип кровати, шлепки голых тел и стоны тети Зи-ны.

— Уф, хорошо. Ты кончила? – Спросил папа.

— У меня был один сплошной оргазм. Надо пойти подмыться, а то у меня там болото.

Она сходила в ванну, поплескалась там водой, вернулась с полотенцем и вы-терла им папины причиндалы.

— Ты удовлетворен, или еще разочек сообразим? – Спросила она.

— Я еще хочу. На свежака он быстро поднимется.

— А куда нам спешить, дай-ка я с ним поиграю. А какие яички большие. У мое-го Женьки все гораздо скромнее. Ну-ка, залупа во рту поместится? Помещается, но все равно минет делать неудобно.

— Он так оживет. Ляг на животик, я твою попочку поглажу.

— У меня не попочка, а целая жопа. Тебе нравится? Следующий заход сзади, чтобы ты вдоволь налюбовался на мою задницу.

— Для женщины, родившей двоих детей, у тебя великолепная фигура.

— Рада это слышать. Давай спокойно полежим, только у меня ручонки так и тянутся к твоим причиндалам. Какая красивая залупа. Сережа, а он оживает.

— Да куда он денется, еще минут пять и встанет.

Они умолкли, примерно через полчаса снова раздался скрип кровати. Тетя Зина стояла на четвереньках, а папа сзади заталкивал в нее свою дубинку. Он долго шлифовал ее влагалище под ее непрерывные стоны. Потом все смолкло, тетя Зина встала, надела халат, и папа голым проводил ее до двери.

Мама пришла с работы, покормила нас с папой завтраком, проводила папу на работу, меня в школу и прилегла отдохнуть. Тетя Зина нарисовалась после обе-да с тортом и с бутылкой вина.

— Валюша, спасибо тебе большое, мне ни с кем так хорошо не было, как с тво-им Сережей. Сплошной оргазм. Давай отметим это, я вина принесла. Сашке кусок торта обломится. У тебя месячные только начались или уже кончаются?

— Еще дня два или три.

— Не спеши, пусть все пройдет как положено, а я на это время могу тебя заме-нить.

— Ты так вообще можешь у меня мужа увести.

— Ну, о чем ты говоришь? Жизнь сделана, у нас с Женькой двое детей, я их никогда не брошу. Просто, если есть возможность себя немножко побаловать, по-чему ей не воспользоваться? По-моему твоему Сережке понравилось, он меня два раза отходил. Как же тебе повезло с мужиком, Валюш. Я вся обкончалась.

— Еще бы денег домой побольше приносил.

— Это да, счастье не в деньгах, а в их количестве. Мой побольше зарабатывает, но все равно не хватает. Так я сегодня убаюкаю Сережу?

— Баюкай, раз у вас все так хорошо получается.

— Спасибо, Валечка, ты всегда можешь на меня рассчитывать. Месячные, при-болела, устала, да мало ли что. Ты только свистни, я сразу прибегу. Кстати, если Женька будет дома, это не помеха, наоборот приятно подмахнуть другому мужику, когда муж за стенкой.

— Смотри, какая блядь в тебе проснулась.

— Валечка, все равно мне тебя не догнать.

— Это точно, но я это делаю по служебной необходимости, а ты по зову серд-ца.

— Какая разница, все равно бляди.

ero-rasskaz.ruИзменаМоя мама родилась и выросла в деревне, окончила медучилище и работает медсестрой в травматологическом отделении больницы. Там она и познакомилась с папой. Он в то время работал токарем на заводе и после получки в поддатом состо-янии попал под машину. У него был открытый перелом левой ноги, сломаны не-сколько ребер,...Лучшие эротические рассказы и пopнo клипы