Сашенька и Машенька родились в один день в благополучной советской семье, они быстро росли, предоставленные самим себе, а их родители строили коммунизм на благо всего человечества. Папуля их – партийный деятель, которые месяцами разъезжал по необъятной родине в поисках новых возможностей привлечения трудовых ресурсов к всеобщему делу, мать, обычная работница бакалеи, которой приходилось до поздней ночи стоять за прилавком, разъясняя покупателям, что по карточкам скупиться не получится, потому что продукты отсутствуют. Они – разнояйцовые близнецы, Сашенька пошел весь в отца, настойчивый, временами настырный или же просто невыносимый, всегда старался довести дело до конца, а Машка пошла вся в мать и больше напоминала инфантильную самку, которую можно не только унизить, но и вытереть об нее ноги!

— Машка, гляди, чего нашел в мамкиных вещах! – восторженно орал, как резанный, через всю квартиру довольный пацан, держа в руках стержень из поликарбоната.
— Дурак, зачем нашей мамуле эта бесполезная вещица? – сказала в смятении Машенька, потупив взгляд в пол.
— Ох, сестренка, у женщин всегда есть свои секреты от мужчин. Я прав? Знаешь что это такое? В коробке инструкция была, кажется, на русском – начал он размахивать перед лицом школьницы фаллическим символом.
— Откуда же мне знать, это ведь ты у нас грамотей любознательный, везде свой нос заткнешь! Когда-нибудь тебе его оторвут, буратино!

Подростки чуть не подрались, когда парнишка вздумал сделать фаллоимитатором массаж лица сестре, ведь инструкция внутри коробки четко гласила на русском языке: дата изготовления устройства – 1980 год, страна – Чехословакия, название «Аппарат для массажа беспроводной». Ребята уткнулись носами в инструкцию, чтобы понять, верно ли они истолковали свои мысли, или все же они ввели их в искушение, подтолкнув к плотским фантазиям о собственной матери. Помимо лица и конечностей высокопрочный влагоустойчивый массажный аппарат можно было использовать по собственному усмотрению, безвреден для кожи, допускался контакт с пищей.

— Слышь, Машка, там мед на кухне есть, тащи сюда, будем испытывать массажёр! – обрадованно сказал Саша, нажав-повернув колесико вправо и не ощутив вибрации.
— Если сломаешь, мамка нам обоим голову оторвет. Она, наверное, отца его попросила купить, он же недавно ездил в Чехословакию по работе! – испуганно сказала сестра. – Хуже будет, если это редкий прибор, я о таком никогда не слышала, по телевизору о нем не было ни слова, вдруг это правительственная секретная разработка против американцев?
— Мчи за медом, а я найду в ящике две батарейки по полтора вольта. Гляди, тут приписка «можно эксплуатировать на открытом воздухе или в помещениях», значит, он не опасен для окружения. После применения главное протереть насухо чистым куском ткани и вытащить батарейки, чтобы не потекли!

Маша принесла литровую банку меда и поставила ее на письменный стол в общей с братом спальне, потом села и с испугом наблюдала, как Сашка приводит аппарат в действие. Девочка сильно зажмурилась от страха, когда брат повернул колесико по инструкции в сторону, но потом почувствовала прикосновение его к руке, неугомонный испытатель провернул еще немного рукоятку в сторону и вибрации явно стали ощущаться по коже. Внезапно советская школьница впервые в своей жизни ощутила незнакомый приток сил, потом некую влагу в промежности под школьным фартуком, ножки самопроизвольно разъехались по полу.

— Я сейчас окуну в мед и попробую, как это массировать рот! – сказал глупый братец.
— Не стоит этого делать, кажется я догадалась, как можно и нужно использовать прибор – остановила сестренка парня, но было уже поздно – он окунул часть чехословацкого фаллоимитатора в мед и уже тянул его к своему рту. – Наша мама может им массировать не только ее уставшие ноги или руки, тебе самому это ничего не напоминает?
— Не особо, а тебе?
— Утром у тебя член точно так же подергивается, как и этот прибор, включенный на низких оборотах! – созналась Маша в злодеянии.
— Ты мой член трогала? Сейчас я тебе между ног помассирую, и будем квиты!

Он забыл, что прибор был весь в меду, поэтому просовывая его между ног Машеньке, испачкал ее юбку, красиво сложенные вмести бедра, часть желтой тягучей липкой субстанции попала на ее белоснежные гольфы. Когда к девственному влагалищу сквозь трусики прикоснулся вибромассажер, малышка сдвинула инстинктивно ноги, но кончик прибора все же коснулся ее клитора и вызвал такую бурю позитивного восторга, какая бывает у пионеров, становящихся комсомольцами. Советская честь, скромность, оплот целомудрия, неприкосновенность цветка сластолюбия – все оказалось под угрозой, ребятня перешагивала в новую эру – эру бесконечных сексуальных утех с партнерами.

— Нравится? – удивленно спросил Санек, увидев, что ноги Машки в районе промежности раздвинулись, а сама сестра упала спиной на кровать.
— Очень… — только и смогла простонать юная развратница, у которой жутко крутили соски на ее несформировавшейся груди, в голове играл оркестр, а в промежности начался бунтарский октябрьский переворот.
— Трусы отодвигай, чтобы эффект не терялся. Сейчас мы раскусим секрет чехословацкого приспособления – слизывая с рук мед, сказал Сашка.
— Целку только не порви, а то мамка меня убьет! – возбужденно простонала милашка и сдвинула спешно рукой свои белые трусы.
— Штука-то не настоящая, не порвет, это ж только членом можно девственности даму лишить и то, если постараться, так мне старшие со двора рассказывали – успокоил братишка судорожно стонущую Машу.
— Если на медосмотре выяснится, что я не девочка уже, выгонят из рядов пионеров, а тогда и в комсомол дорога будет закрыта, партия нам этого не простит, как и наш вождь В.И. Ленин!!! – как настоящий коммунист в порыве наплывов приятных чувств выкрикивала Машка.

Саша уже не слушал сестренку, его рука скользила, сжимая оболочку из поликарбоната с неспешно жужжащим моторчиком внутри, колесико стояло стрелкой на показателе «Максимум», его сестра начала подтекать. Влагалище растопило мед, который перемешался с вагинальной смазкой и начал сильно пузыриться белой пеной, рука Машкина прятала стыдливо лобок, а вторая ей наперекор натирала клитор – в ней боролись две личности: советская коммунистка с заграничной блядью. Судя по подводимому итогу и истошным воплям при наступлении клиторально-вагинального оргазма, у последней были все шансы на победу, но не все отличалось советской простотой, Саши тоже начали проявляться мужские инстинкты. Его член то бишь детородный орган сильно вздулся, как крышки банок после закрытия закупорки на зиму, вены украсили пульсирующую плоть, к горлу подкатил комок, который парнишка с болью в глотке сглотнул.

— Машка, мы ж с тобой уже не раз друг друга голыми видели? Давай бартер сделаем? – предложил неожиданно брательник, просунув руку в трусы.
— Заниматься этим скотским делом мы не будем, сам товарищ Сталин говорил, что это допустимо только между мужьями и женами! – словно пропагандистский лозунг отчеканила крошка, а у самой уже все трусы и ноги до коленок были в липкой жиже.
— Давай, я вылижу твое скромное местечко, а ты мое! Даже если не согласишься, я все равно хочу попробовать эту белую пену на вкус.
— Но так же нельзя, отстань, нет, не делай этого, а-а-а-а!!! Помогите!

Выкрик больше сигнализировал о первом и самом сладком оргазме, полученном от прикосновения горячего языка к клитору, Саша успел им облизать бедра изнутри, половые губы, а только тогда достиг неожиданно выступившей вперед горошины. Сестра содрогалась, как осиновый лист, ее губы пересохли и полопались, она их с пылкой страстью пыталась облизывать, а потом и вовсе закусила губами, кулачки крепко сжимали школьную одежду, которая сильно перепачкалась медом и выделениями. Сашка как пес от миски с едой не мог оторваться от лакомого местечка, его так и манило засунуть язык все глубже, приятный аромат, исходящий из самого нутра вызывал неожиданно сильное желание, с которым невозможно было совладать.

— Я у тебя полизал, теперь ты у меня полижи, я медом смажу, чтобы слаще казалось! – отрываясь от угощения, сказал нарушитель советской дисциплины.
— Ладно, давай сюда банку с медом!

Маша нанесла на раскрывшуюся головку немного пчелиного нектара, который вязко тянулся за ложкой, не желая разрывать связь, она ее прервала своим шустро высунувшимся язычком, а потом накинулась на член как свирепая акула, разве что только зубами не прикусила. Санек взвизгнул от счастья – он вытворял с сестрой запретную вещь, и отсутствие дома каждого из родителей давало возможность попрать советскую идеологию, отступить от норм морали и заложенных с молоком матери принципов. Никто из его одноклассников еще не давал пососать своего красного петушка девочке, тем более сам не прилипал губами к ее в прямом смысле слова сладкому лону, манившему неизведанной краснотой и скользящей внутри него смазкой. Никто из них не знал, как нужно вести себя в постели, тем более как нужно правильно трахать партнера, готового к совокуплению, даже их родители в таком раннем возрасте не помышляли о подобном, а у них вот свершилось! Санька лежал на спине, глядя в потолок, на щеках красовался пурпурный румянец, мочки покрасневших от стыда ушей пульсировали все сильнее, а внутри начиналась сексуальная какофония. Вроде бы и больно было изнутри члена, словно он готовился лопнуть и чесался как ненормальный, а каждое прикосновение языка или рук делало эти ощущения все сильнее, но с другой стороны хаотическое и бессмысленное нагромождение неизведанного вселяло уверенность, что сейчас свершится нечто красивое. Такое, чего советскому подростку суждено было узнать на старшем курсе в техникуме, училище или же после поступления в институт, но никак не в школе, брат видел, как сладко причмокивала Машка, высовывая член изо рта.

— Эй, не смотри на меня, иначе сейчас перестану! – пригрозила сестра, увидев, как за облизыванием головки полового члена наблюдает похотливый братишка.
— Одним глазком взглянул, интересно же увидеть, как это происходит! – посетовал с досадой Саня на неизведанное до этого момента зрелище.
— Расслабься и все получится, у меня только после избавления переживаний все приобрело смысл – начала умничать крошка, всовывая снова торчащий в несгибаемой дугообразной форме член себе в ротик.
— Мне нравится, когда ты его сосешь и трешь одновременно, тогда ощущения усиливаются во сто крат, хочется петь и выкрикивать разные слова, восхвалять партию, благодарить чехословацких изобретателей за предоставленную возможность постигнуть весь порок на практике.
— Заткнись, дай мне работать!

Маша учла наставления брата и стала активно скользить сладкой прилипающей ладошкой по крайней плоти, цепляясь грубыми формообразованиями на сгибах, от мозолей парню казалось, что его член трут не мягким девичьим кулачком, а наждачной бумагой. Внезапно в районе уздечки начало резать, потом непонятные потуги образовались в центре основания, и только потом головка сильно напряглась, начав выплескивать из самой мошонки накопленную сперму. Терпкий непривычный аромат и вкус, смешавшийся с медом, вызвали отвращение у сестры, но ей жутко захотелось распробовать жидкость из пениса Сашки на вкус, лучше бы она этого не делала. Ей пришлось выпить несколько кружек крепкого чая, пока она отстирывала одежду от пятен при помощи мыла, но ощущение пребывания во рту извергающего семенную жидкость фаллоса не покидали советскую школьницу. Сашка же неторопливо протер игрушку и уже готовился положить ее в коробку, чтобы скрыть следы преступления от материнских глаз, как Машка завопила:
— Подожди! Я еще хочу, как ты сначала сделал, только без меда.
— Давай тогда скорее, а то мамка вернется уже через час, если застукает, нам точно хана! – предусмотрительно подумал неглупый и развитый умственно не по годам подросток. – Ложись опять на спину и ноги раздвигай, а я буду лизать тебе и массажером тереть, только громко не ори, а то подумают, что отец из поездки вернулся!!!

Разве дано было знать глупым советским школьникам, что лизание будет называться уже через несколько лет буржуйским словом «куннилингус», а этот прибор из поликарбоната будет именоваться в России как «фаллоимитатор» или «удовлетворитель бабской плоти», а половые отношения между родственниками назовут «инцестом», который осуждается и по настоящее время во многих странах мира. Они просто делали то, на что указывала сама природа, никакая партия, политическая сила или религиозная конфессия не могли диктовать им правильность выбора – захотели и сделали, так всегда было в СССР, а находчивость была вторым Я каждого советского гражданина. Машка снова ощущала прилив неожиданно приятных эмоций, уже знакомое подергивание юного тельца, набухание сисек и сосков, почесывание в промежности и даже в попке, которой она разве что делала стандартные природные действия. Теперь же с массажером в голову приходили неожиданные идеи, хотелось попробовать новенького в разрез с желанием оставаться девственницей, но старые полуторавольтные батарейки неожиданно дали сбой. Запас энергии иссяк, оставив девочку без второго оргазма, тогда она не растерялась.
— Сашка, продолжи лизать и просто двигай внутри меня рукой этот аппарат, мне чуть-чуть осталось! – приказывала возвышенным голосом сестра.
— Маш, у меня уже язык болит и писюн снова напух, давай я лягу сверху, так будет гораздо удобнее нам обоим! – наконец раскрутил молодчик свою сестренку на позу Валетом.

Взаимная оральная стимуляция, дополненная мастурбацией, дала плод – девочка кончила быстрее, а потом ее лицо залило липкой белой спермой, которую она наотрез не захотела снова глотать. Сашка сразу же кинулся в ванную, едва натянул трусы, чтобы смыть последствия своих действий над сестренкой, а она просто лежала на кровати и умиленно улыбалась в пустоту, ее взгляд блуждал по глубинам комнаты, проникая в пыльные уголки, а душа летала где-то за пределами СССР, мира, вселенной. Она парила в мире собственных платонических грез и девичьих ненасытных фантазий, внутри живота парил рой мотыльков, каждый взмах крыла которых заставлял наполняться женское тело горячим потоком крови и теплом.

— Машка, лицо быстро вытирай и одежду натягивай, а я сложу все, как было! – пронесшись рядом с мамкиным шкафом, сказал Саша.
— Я бы еще разок хотела испытать что-то подобное! Может, повторим?
— Маш, тебе крышу снесло? Мама с минуты на минуту перешагнет порог, быстро оденься! – начал переживать за психическое состояние сестры Саня.

К концу подходила первая четверть, маму двуяйцовых близнецов попросили явиться в школу, якобы на родительское собрание, отца как всегда не было дома – он был в разъездах, а ребятня догадывалась, что им влетит чертей, да таких, что присесть будет трудно до конца учебного года. Машка попалась в туалете с мамкиным прибором, показывая подружкам, как бывает хорошо, если вставить чехословацкий аппарат в девичье нутро и начать лизать спрятавшуюся между половых губёшек горошину. Она при помощи этой штуковины уже оттрахала добрую половину одноклассниц, с каждый взяв обещание, что те будут молчать, только вот кто смог бы сдержаться в порыве страсти, не выкрикнув на всю школу во время наступления экстаза? Разве что какая-то фригидная дура, а бдительная техничка словила на горячем двух подружек и отвела их по белы рученьки к директору школы Николаю Ивановичу.

— Здравствуйте, Марина Олеговна, проходите, и дверь за собой плотно прикройте! – сказал видный мужчина в деловом костюме темно-синего цвета.
— Добрый день, Николай Иванович, хотели меня видеть? Что мои обалдуи натворили? – испуганно спросила любящая мать. – И почему не желательно знать об этом разговоре их отцу.
— Понимаете, уважаемая, муж ваш при должности в компартии, его по таким пустякам не стоит беспокоить, потому что он помогает строить коммунизм в нашей необъятной державе. А вот причина, по которой я вас собственно и вызвал – сказал средних лет директор с редеющими волосами на голове и положил на стол картонную коробку с рисунком чехословацкого массажера. – Знакомо приспособление?
— Да, это мое – ответила мать, желая провалиться сквозь землю, лишь бы не сгорать со стыда перед уважаемым человеком. – Откуда оно у вас?
— Дочь мастурбировала ваша в туалете себе и подружке, а это пятно на ее репутации и репутации школы. Если кто узнает, исключат из рядов пионерии, а мне и вам по шапке влетит! – констатировал умозаключение директор.
— И что же теперь? Ведь можно что-то сделать?
— Можно, Марина Олеговна, можно – становитесь на колени и открывайте ротик, отсосете мне, дадите насладиться своими прелестями, тогда я отдам вам прибор без скандала!
— Да кто вы такой, я о вас мужу расскажу, быстро с работы вылетите, бабник проклятый.
— Не вылечу, потому, как вашему мужу за привезенный агрегат будет такой разгон устроен, вне очереди пойдет по этапу как враг государства и смутитель советской идеологии. У меня есть хороший молдавский коньяк, тяпните для храбрости и вперед на амбразуру с голой грудью.

Раздосадованная мать решилась на измену мужу, ведь благополучие ее детей куда важнее, чем какая-то работа, а прослыть перед партией и всем СССР похотливой шлюхой как-то не хотелось. Марина Олеговна умело обсасывала член директора, удобно расположившегося в своем кресле, ее рот работал как влиятельные члены политбюро на съездах ЦК КПСС, руки скользили по вялому отростку, превращая его в дубину, через минуту еже ее рот наполнился спермой. Первая пятиминутка для передышки давалась нелегко обоим: кобель быстро кончил, а мать не знала, что и произнести после такого жеста доброй воли, но когда она опрокинула вторую рюмку добротного молдавского коньяка и начала дрочить Николаю Ивановичу, тот резко и быстро воспрянул боевым духом. После появления эрекции дамочка приспустила трусы и высоко задрав юбку, облокотилась раком на рабочий стол. Ее шикарный необъезженный зад, простаивавший без мужского внимания уже который месяц, потек, он ждал, что скоро войдет поршень сзади сквозь ее широко расставленные бедра как Триумфальная арка в Париже, минует преграду из влажных, скользких половых губ с шикарной растительностью и пройдет в самое нутро. Так и случилось: Николай Иванович с прытью кузнечика вскочил с кресла и подскочил к задку мамочки двух наглецов, ее приятно выглядящий орган требовательно раскрылся, попка начал зиять всеми оттенками красного, руки крепко схватились за ягодицы и раздвинули их с резкостью дверей в лифте. Изменщица долго стонала в кабинете, отирая пот с покрасневшего лица – самец не мог кончить в такой непривычной обстановке, но ее подмахивающие бедра получили желаемый выплеск семенной жидкости. Обдав зад Марины Олеговны спермой, Николай Иванович спешно накинул портки, подсунул ей коробку с чехословацкой штуковиной и, отвернувшись к портрету вождя мирового пролетариата, попросил у него прощение! В СССР секса не было, только непонятно откуда в семье появлялось по пять, а то и больше детей, почему девушки беременели еще до наступления совершеннолетия, а в каждой квартире блоками складировались презервативы отечественного производства, вот такие незамысловатые массажеры для тела и еще много чего другого. Даже по телевизору цензура старательно избавлялась от обнаженных интимных мест, но мужчины и женщины умудрялись раздобыть фильмы с порнографическим содержанием, поэтому и весело всем жилось в такой прекрасной стране как СССР.

ero-rasskaz.ruИнцecтСашенька и Машенька родились в один день в благополучной советской семье, они быстро росли, предоставленные самим себе, а их родители строили коммунизм на благо всего человечества. Папуля их – партийный деятель, которые месяцами разъезжал по необъятной родине в поисках новых возможностей привлечения трудовых ресурсов к всеобщему делу, мать, обычная...Лучшие эротические рассказы и пopнo клипы