Утром следушего дня, я пила кофе у себя в номере и смотрела как Мадина, одевается к свадьбе, свои роскошные чёрные волосы, она собрала сзади в пучок и одев темный мужской костюм, стала выглядеть очень солидно, >только усики еще ей под нос прилепить и сойдет за жениха,< со смехом подумала я смотря на прихорашиваюся перед зеркалом, Мадину Надировну. — Хороша, прям настоящий жених — Я подошла к Мадине , поправила ей воротник рубашки и повязала черный галстук, который приятно смотрелся на белом у нее под. костюмом… — Теперь «жених» давай «невесте» помогай одеваться — Я достала из шкафа свое белое свадебное платье и отдала его Мадине. — С удовольствием любимая. — Мадина Надировна, помогла мне одеться и сама накрасила мои губы и глаза, нанеся на мое лицо красивый свадебный макияж, расчесала мои волосы, распустив их по плечам на белое платье.. — А мы с тобой хорошо смотримся. — Мадина подвела меня к зеркалу в стенке шкафа и стала рядом со мной.. Действительно в отражении зеркала были видны две красивые женщины, одна в свадебном платье с распущенными светлыми волосами а другая в строгом черном костюме жениха.. Фату я не стала одевать, без нее хорошо смотрелась а вот «Няшка» надела и выглядела в ней словно красивая кукла, рядом с Танькой, которая тоже облачилась в строгий черный мужской костюм как и Мадина Надировна.. Возле Ратуши уже собрались пары лесбиянок на роспись, тут находились, женщины и девушки разных возрастов и из нескольких стран мира. В основном все лесбиянки были одеты в белые подвенечные платья и «невесты» и «женихи» только немногие пары были разных свадебных нарядах как мы. Из России как и говорил помошник мэра, было две пары кроме нас, одна пара это совсем молодые девченки, вчерашние школьницы в одинаковы белых платьях, стояли прижимались к друг дружке и хихикали глядя на окруживших свадебную церемонию лесбиянок, туристов. Для них этих девченок, все было несерьезно, их наверно просто заводил сам факт что они расписываются на глазах у всех. А вот другая пара выглядела более солидно, высокая стройная молодая блондинка в коротком молодежном свадебном платье и стоящия рядом с ней держа ее под руку, красивая шатенка, с холеным и строгим лицом, одетая в черный, костюм «жениха». Как потом выяснилось когда мы познакомились поближе, это была ректор, одного из московских вузов, Евгения которая женилась на своей студентке Наташе…Первый раз в жизни я шла в свадебном платье на роспись, и сейчас я была по настоящему счастлива идя под ручку с женщиной. Да я выходила замуж за свою любимую и была на седьмом небе от счастья.. — Ну вот Панова, теперь ты Хаджибаевой стала. — — Согласна быть моей женой — Спросила у меня Мадина Надировна, одевая обручальное кольцо на мой беземянный пальчик. — Да согласна любимая, клянусь любить тебя в радости и печали. — — А ты согласна взять меня. жены…? — Спросила я Мадину и тоже одела ей обручальное колечко на палец, мы стояли перед мэром Амстердама в присуствии наших, девченок, Иры и Тани. — Да любимая, согласна и тоже клянусь тебя любить вечно… — Мадина поцеловала меня при всех в губы и я обняв своего «мужа» за шею сосалась с ней при вспышках фотокамер, мобильных телефонов, туристов было много на нашей свадьбе.. — Ты этого хотела колхозница, теперь наконец успокоишся… — Спросила меня Мадина Надировна, после того как мэр Амстердама выдал нам документ подтверждающий что мы муж и жена и состоим в законном браке, согласно законодательству Нидерландов Хотя конечно в России этот документ о том что мы с Мадиной находимся в браке, был не более чем «филькина грамота» в нашей стране браки между лейсбиянками незаконны. Но в Европе в некоторых странах этот документ о браке между двумя женщинами действует на законных основаниях. Следом за нами расписались Танька и «Няшка» надо было видеть какой радостью светились глаза моей бывшей теперь любовницы и подруги, когда Таня при всех одевала ей обручальное колечко на палец… Они тоже поцеловались в засос и мэр выдал им документ о браке, мы всей компанией пошли на улицу… — «Муж» мой, теперь веди меня в церковь, хочу бракосочетатся с тобой перед алтарем — Сказала я Мадине Надировне и она повела меня в Восточную протестанскую церковь нас там уже ждал священнник. Храм был недалеко от городской ратуши Амстердама, где я и Мадина, расписались, мы шли по улице пешком, на нас если и глазели то это туристы, которые непрерывно направляли свои телефоны и планшеты на идущих по улице лесбиянок в подвенечных платьях Местных этим уже было не удивить, да и как я уже писала 30% жителей этого города греха, были вообще гомиками.. — Мадина я сейчас умру от страха. — Говорила я Мадине Надировне боязливо прижимаясь к ней, идя по мраморному полу протестанской церкви, к алтарю где нас ждал епископ в полном облачении, чтобы обвенчать нас по церковному обряду… — Да не бойся глупенькая я с тобой. — Мадина крепко сжимала меня за руку, ведя к алтарю церкви, а я шла и думала, что вот именно к этому алтарю в средние века, шли венчаться голландские короли также как Мадина ведет меня к нему под ручку, они вели своих дам в длинных свадебных платьях. Подолы которых несли их пажи, церковь была огромной, колонны уходили ввысь и наши шаги по мраморному полу, гулко, отдавались в высоте где то под куполом… — Мадина, клянусь любить тебя до конца жизни, перед алтарем… -Сказала я Мадине Надировне, после того как священник провел,, свадебную литургию и дал нам поцеловать по очереди старинный крест, который двести лет назад целовали нидерландские принцы и принцессы, когда церковь была еще действуйщей и в ней молились и бракосочетались знатные горожане вольного города Амстердам.. — И я любовь моя, Марина клянусь что никогда не брошу тебя любимая. — Ответила мне Мадина и поцеловала меня в губы, перед алтарем, поцелуй «нацменки» был не страстным а нежным, любящим и губы женщины дрожали, как ни как, она клялась меня любить в храме. Выйдя из церкви, мы всей нашей «розовой» компашкой, включая новых знакомых Евгению и Наташу, сели в прогулочный катер и покатались по узким каналам Амстердама.. Танька с «Няшкой» не стали венчаться в церкви как мы с Мадиной, Таня была атеисткой, да и Ирка тоже не особо набожной.После поездки на катере по амстердамским каналам, где нас «невест» и «женихов» снимала на камеру Ирка, подруге я доверила запечатлить лучшие моменты в моей жизни. Мы всей компашкой пошли сначала в кофешоп где пустили несколько косяков марихуанны по кругу, для веселья, анашу курили все кроме меня, я поклялась себе что больше не буду принимать наркотики, хоть и легкие такие как «травка». После сходили посидели в ресторане но только теперь в итальянском а потом сели в самолет «Амстердам- Москва» и улетели домой. В Москве, у нас началась другая жизнь, теперь мы были с Мадиной, «муж» и «жена» и отношения у нас с ней, стали самые трепетные. Как и у Ирки с Таней, в нашей дружной лейсбиской семье не было, ни каких ссор и ругани. «Это камень в огород сторонников традиционной любви» В обычных семьях, муж часто бьет свою жену и пары скандалят и ругаются.У нас же этого не было, мы все делали дома сообща, готовили, стирали, убирались и занимались любовью вчетвером, на широкой кровати — траходроме в уютной и большой, двухэтажной квартире, Мадины Надировны на «Плющихе» Родственницу, Ирки, бабу Веру, Мадина, с ее согласия, устроила в частный пансион для престарелых, который, содержала одна из ее многочисленных знакомых. Там бабе Вере, очень понравилось, ведь она в пансионе, обрела себе, подруг по возрасту а трехкомнатную квартиру на Чистопрудном бульваре, старушка, переписала на Ирку, свою единственную родственницу. Правда ее тут же оприходывала Мадина, продав ее за 10 миллионов рублей, как и наши с Иркой квартиры в нашем захолустном городке, их ушлая «нацменка» умудрилась продать за 2,5 миллиона. Город то наш, хоть и убогий, но находился на берегу, Оки и место для дач, было там идеальное, вот и всучила наши квартиры Мадина, своим знакомым, москвичам Денег от продажи квартир, мы с Иркой, так и не увидели, все забрала себе Мадина, заявив нам что деньги она вложит в наш общий бизнес. У нас теперь все было общее, любовь, секс и клиника Мадины, теперь была совместной. Пожив в Москве, после прилета из Голландии, примерно три месяца, мы все вчетвером, легли в одну из московских клиник на обследование, это было необходимо, перед прохождением, сложной и дорогостоящей, процедуры ЭКО » Экстракорпоральное оплодотворение» Мадина Надировна, мой «муж», захотела от меня ребенка, но поскольку, мы все были лесбиянками и поклялись, больше никогда не ложится в постель с мужчинами, то наш выбор и пал на ЭКО, где женщине, чтобы родить, не нужно заниматся сексом с мужчиной. Таня, тоже захотела, чтобы Ирка, родила от нее ребенка и у них с Мадиной, в клинике, взяли яйцеклетки из матки и поместили их в специальные пробирки, где врачи, по мере, созревания яйцеклеток, оплодотворили их, спермой мужчины донора. Эту сперму, Мадина Надировна, получила от одного, молодого сотрудника, своей фирмы, еще до знакомства со мной, за хорошее вознаграждениее, соответственно. Она планировала, ребенка от Тани, на будущее, да и сперма, должна была находится в замороженном состоянии, полгода, чтобы выявить в ней, скрытые заболевания. И вот как раз, настал тот день, в когда сперма, молодого паренька, пригодилась, ее было много и хватило, чтобы, оплодотворить, несколько яйцеклеток, взятых у Мадины и Тани. А потом, уже оплодотверенные и выращенные, эмбрионы, врачи в клинике, подсадили в матки, мне и Ирки, и очень удачно.Эмбрионы эти, успешно прижились и уже через три месяца, мы с подругой, ходили, поглаживая животики, нося в себе, детей наших «мужей» Мадины и Тани. Рожать, как и положенно, в среде, богатых и обеспеченных москвичей, мы полетели за границу, в Швейцарию, где в пригороде, Лозанны, Мадина Надировна, купила, небольшую виллу, на самом берегу, Женевского озера. Куда вскоре, мы переехали на ПМЖ, продав все в Москве, и бизнес и элитную квартиру на «Плющихе». Роды у нас с Иркой, под присмотром швейцарских врачей, прошли успешно, мы обе, родили, девочек, мою Мадина, назвала в честь меня Мариной, а вот Таня, свою дочь от Ирки, по настаянию Мадины, назвала Назирой, в честь матери «нацменки». Хотя, если бы мать Мадины, узнала бы, чем занимается ее блудная дочь, она бы ее прибила бы за такое. В Лозане, Мадина Надировна, открыла свою, небольшую косметологическую клинику, которая сразу, стала популярной в городе, в среде, русских эммигранток.А в скоре, судьба, приподнесла нам еще один подарочек, о котором мы узнали, немного пожже, когда наши дочки, чуть, подросли. Моя Марина, которую я родила от Мадины, была вылитой копией «нацменки» у девочки, были такие же, раскосые глазки, нос и губы, что у Мадины, а от донора отца, у ребенка, практически ничего не было. Даже что то у моей дочки, было и от меня, хотя я была, «сурогатной матерью» инкубатором, которая выносила оплодотворенный плод, все же кровь у дитя, была моей.Тоже самое было и у Назиры, дочери Ирки, которую она родила от Тани, ребенок, был вылитой Таней, с таким же кукольным личиком и глазками, даже от Ирки, что то было в девочке. Документы о браке, выданные нам в мэрии Амстердама, в Швейцарии, были действительны, ведь в этой горной стране, разрешены однополые браки и мы, стали законными родителями, наших очаровательных деток. В Лозане, знакомые и соседи, знали что мы однополые пары, и когда наша семья гуляла, с детьми по тихим улочкам Лозаны, к нам подходили, швейцарцы, выражая слова, любви и поддержки. Вот пожалуй и все что я хотела вам написать друзья, вы наверное, скажете, что так не бывает. Бывает, еще как бывает, помните ту историю про Золушку? Вот эта самая Золушка, я и есть, но только, замуж я вышла не за сказочного принца а за реальную, восточную принцесу, с черными как смоль, волосами. Хотя однозначно, сказать что я счастлива, не могу, да у меня все есть, и я очень богатая женщина, благодаря, Мадине Надировне, конечно. В одном из банков Лозанны, на моем счету, лежит, довольно крупная, сумма в долларах и евро и я могу, позволить себе, такие вещи, о которых, миллионы женщин, у нас в стране, не могут и мечтать. Но все же порой, на меня, такая жуткая, ностальгия нападает, по России, по нашим русским березкам, хоть плачь.Что я и делаю, просыпаясь ночью, в холодном поту, в обьятьях Мадины Надировны, я встаю, плача, спускаюсь детскую, к нашим деткам, Марине и Назире, поправляю на них одеяльца, смотрю на милые, моему сердцу, детские лица и иду в комнату к Ирке и Тане. Потихонько, чтобы не разбудить Таню, ложусь, под бок своей подруге и плачу, Ирка, просыпается и успокаивает меня. — Ну что ты Мариша, не плачь дорогая.. И сует мне в рот, сосок своей груди, начиная кормить, меня, грудным молоком, как ребенка.И я пью, вкусное, превкусное, «няшкино» молоко и засыпаю, засыпаю в объятьях своей любимой девочки.И если человеку, суждено, прожить несколько жизней, согласно древнеиндийскому, учению о реинкарнации, то следущию жизнь, я проживу в России. В своем, захолустном городке, где буду, бегать, босиком по росе, пить парное молоко, по утрам, заниматься, любовью, с веселым и бесхитросным русским парнем, по имени Максим. И Никогда, Никогда не стану лесбиянкой…. Конец…

ero-rasskaz.ruЛесбиянкиУтром следушего дня, я пила кофе у себя в номере и смотрела как Мадина, одевается к свадьбе, свои роскошные чёрные волосы, она собрала сзади в пучок и одев темный мужской костюм, стала выглядеть очень солидно, >только усики еще ей под нос прилепить и сойдет за жениха,< со смехом подумала...Лучшие эротические рассказы и пopнo клипы